Электрические Колебания Сегодня

Журнал возродился 11/05/99 г.

Обновления еженедельно в четверг или в пятницу.

 

 

 

 

18 ноября 1999 года

Красный Бубен. IMAGE#5

 

Красный Бубен в гостях у Колебаний

 

 

 

 

Belobrov'n'Popov Techno Dance

вернуться в Белобровканал.Землю Попова

вернуться к предыдущему выпуску

вернуться к текущему выпуску

календарь всех выпусков

 

МАРШРУТЫ ЯПОНСКИЕ

Наташа Четверикова

КРАСНЫЙ БУБЕН В ГОСТЯХ У КОЛЕБАНИЙ

КРАСНЫЙ БУБЕН приехал в гости. Кусок ВладимирБелобровского выбора

из раньше опубликованного:

Кусок КБ в прошлом выпуске

Красный Бубен. IMAGE#4

 

КРАСНЫЙ БУБЕН.

...В доме Поленова никого не оказалось. Осмотрев чердак, Скрепкин открыл подпол и не нашел там никого. Неглубокий подпол почти полностью был заставлен банками с соленьями - грибами, огурцами, помидорами и патиссонами. В углу стояли ящики с овощами - капустой, морковкой, картошкой и свеклой.

У Лени заурчало в животе. Он посмотрел на часы и сказал:

- Пора бы перекусить.

Дед Абатуров, как старшой, дал добро и Скрепкин начал вытаскивать из погреба банки.

Уже во время обеда дед Семен вспомнил:

- Леонид, набери батюшке… Нужно с ним это… посоветоваться.

Скрепкин положил ложку, вытащил телефон и поднес его поближе к глазам, чтобы набрать номер.

- Что-то темновато тут стало. Тучи что ли…

- К дождю, - сказал Коновалов.

- Это плохо, - дед Семен посмотрел в окно. - Опять у нас рекламная пауза получается…

- Тихо! - попросил Скрепкин.

Все замерли и в избе стало так тихо, что было слышко, как мухи бьются о стекло и ездят друг на друге по подоконнику.

- Але! Мне отца Тихона, пожалуйста!.. Нет его?.. Не приезжали?.. А когда будут?.. Понятно… Всего хорошего…

- Ну что там? - спросил Абатуров.

- Нет его.

- Вот так всегда! Когда кто-то нужен, хрен его найдешь!.. А у тебя, случаем, нет телефонов других батюшек?

Скрепкин развел руками.

- Мракобесы, - сказал вдруг Хомяков.

- Чего? - Скрепкин обиделся.

- Мракобесы, говорю, - повторил Хомяков и зацепил на вилку масленок. - И тунеядцы. Присосуться к старушечьим пенсиям, животы наращивают с жопами, на мерседесах разъезжают, дерут баб! Правильно их давили при Советской-то власти! Жаль не додавили! Живучие!

Скрепкин кинул на стол ложу и побагровел.

- Слушай ты, пенсионер персональный! Еще слово скажешь и я тебе конкретно жопу разорву!

- Давай, попробуй! Только это и можете - старикам жопы рвать! Гомосеки пенкины!

Скрепкин и без того уже багровый, покраснел так, что стал похож на свеклу. Он резко перегнулся через стол, схватил Хомякова за грудки и рванул на себя. Хомяков выскочил из стула и проехался животом по столу. Грибы, помидоры, огурцы - все полетело в разные стороны. Трехлитровая банка со сливовым вареньем упала на пол и Мешалкин едва успел отскочить, чтобы выплеснувшееся варенье не залило ему брюки.

Хомяков проехался по столу и его лицо оказалось напротив Скрепкинского большого кулака. Но Леня не успел ударить. Хомяков приподнялся на руках и врезал Скрепкину лбом по носу. Леня отлетел назад. Из его носа потекла за воротник кровь. Скрепкин схватил за ножку табурет и кинул в Хомякова. Хомяков пригнулся, табурет, просвистев над его головой, ударил Игоря Степановича по заднице и отскочил Коновалову в живот. Мишка охнул и согнулся.

- Хорош! - заорал дед Семен. - Кончай драку! Это ж дьявол вас искушает!

Но Скрепкин и Хомяков его не слушали.

Скрепкин поджал ноги и двинул ими по столу снизу. Стол вместе с Хомяковым и всем, что на нем еще оставалось, с грохотом перевернулся назад, накрыв собой Игоря Степановича. Одна только его голова торчала из-под стола. Скрепкин хотел прыгнуть на столешницу сверху и сплясать на ней, как плясали татаро-монголы на русских князьях. И это было бы концом для Игоря Степановича. Но дед Семен вовремя обхватил Леню за шею и заорал:

- Мишка, Петька, Юрка! Помогите, бля!

Коновалов, Углов и Мешалкин бросились на помощь.

И тут стало темно.

Все застыли и повернулись к окну за которым черный диск луны почти полностью закрыл ослепительный диск солнца. Только маленькая узкая долька солнечного месяца еще оставалась на небе. Но через секунду не стало и ее. Деревня погрузилась во мрак.

- Что это? - послышался из темноты испуганный голос Углова.

- Никак, конец Света! - пробормотал голос Абатурова. - Господи Боже мой! И мертвые встанут из могил и позвавидуют живым, что те живые, а они мертвые! Свят-свят!

- Да какой на фиг Конец Света! Затмение это! Как и обещали! ? сказал голос Мешалкина.

- Кто обещал? - спросил Коновалов.

- По телевизору! Я когда в деревню выезжал, слышал по телевизору у тещи, когда к ней за мешками заехал. Сказали, что в воскресение затмение будет солнечное.

- И тьма поглотила свет, - задумчиво произнес голос Абатурова. - Если это и не конец всему, (что навряд ли), то все равно говенно. Ибо не может быть хорошо то, что забирает свет!

- Князь Игорь, - раздался голос Хомякова, - великий древнерусский полководец… Меня, кстати, в его честь назвали…

- То-то ты выеживаешься много! - перебил голос Скрепкина.

- Князь Игорь, - Игорь Степанович игнорировал замечание Скрепкина, - когда собрался на татар, тоже наблюдал солнечное затмение. Ему старые люди говорят: Куда ты, на хер, отправился?! Это дурной знак! А он сердцем чувствовал, что действительно знак дурной, но все равно поехал, чтобы никто не мог подумать, что он обосрался! Да, я пойду, - подумал он. - И голову, сука, сложу! Но зато от моей доблести русский боевой дух будет высокий!

- Это я подобную историю читал в Кремле, - раздался голос Мешалкина, - в том соборе, где гробницы всяких царей стоят, не помню как называется. Я детей водил туда на экскурсию. Вот. И прочитал там на одной плите, что там похоронен один князь по фамилии, кажется, Кучка. Он поехал в Орду просить у татар Золотой Ярлык на княжество. Ему татаро-монголы говорят: Якши, руссич. Ярлык тебе дадим, пожалуйся не беспокойся. Но согласно нашему татарскому обычаю ты должен за это три раза пройти между очистительными кострами и один раз упасть в ноги хану... Ну уж это вам хер! - Кучка им отвечает. - Не станет русский православный христианин ваши басурманские обычаи справлять!.. А тогда, - татары ему говорят, - мы тебя, русич, будем мучать и на кол в конце концов посадим! Поклонись лучше и походи между костров!.. А он тогда сказал: Хрен! Пусть я на кол сяду, но зато русский дух будет выше татарского! И татары его жестоко пытали, а потом посадили на кол, после чего скормили собакам. Но сами восхищались его мужеством, вернули кости на родину и посмертно дали ему Золотой Ярлык. И этого Кучку, за его подвиг, православная церковь канонизировала в свтого.

- Круто! - сказал Скрепкин. - Я только такого святого чего-то не помню.

- У нас на Руси святых столько, что всех не упомнишь, - сказал Абатуров. - Русь - святая земля.

- А не Израиль никакой, - добавил Коновалов.

- Пошли на улицу, - сказал Углов, - отлить надо.

- А где дверь-то?

- Да вроде там где-то…

- Погодите, - Скрепкин зажег свою золотую ZIPPO.

Язычек желтого пламени выхватил из темноты очертания предметов и лица людей. Лица людей в неровном освещении зажигалки выглядели как-то не очень. Особенно болезненно выглядело лицо Хомяова с шишкой на лбу. Хомяков был похож на зомби.

Все вышли на крыльцо и помочились во мрак.

- А на долго это затмение-то? - спросил Коновалов.

-Да минут, вроде, на пять, -Юра застегнулся. - Я по телевизору слушал, как у одного жирного психолога ведущий спрашивает: Вот, мол, не могут ли люди испытать во время затмения психический стресс, как животные. Потому что животные, во время затмения, ведут себя неадекватно. Воют, скулят, рычат, кусаются. А летучие мыши, думая что наступила ночь, начинают летать… А психолог говорит: Так это ж только на пять минут…

Вдруг протяжный волчий вой прорезал тишину и темноту. Что-то пролетело рядом с людьми.

- Ёпрст! - Мишка поежился. - Ненавижу летучих мышей! Нерусская тварь! И дельфины тоже! И кенгуру! И жирафы в пятнах! И бегемоты! Всех их не очень… Но особенно ненавижу летучую мышь! Потому что остальные нерусские животные у нас и не водятся! А эта тварь нерусская все у нас засрала! Русские животные это кошки, собаки, мыши полевые, канарейки и змеи-гадюки!..

Новый волчий вой раздался совсем неподалеку.

- Господи, - Абатуров перекрестился.

А в следующее мгновение они увидели, как множество светящихся зеленых точек приближается к ним с трех сторон. Раздался сташный рев. Это шли вампиры. Они решили, что наступила ночь и повылезали из темных уголков. Вампиры чувствовали, что где-то поблизости стоят люди, полные свежей горячей крови. Первобытный голод терзал их сатанинские желудки, а из их ртов капала гнилая слюна. Ноздри вампиров раздувались от запаха человека, зубы терлись друг о дружку с жутким скрежетом.

Люди попятились.

- Колья! Колья-то в избе остались! - вспомнил Абатуров. - Назад! - Он первым заскочил в избу. За ним кинулись остальные.

Зажигалка погасла и в темных сенях получилась небольшая куча-мала. Хорошо, что Углов, забежавший в избу последним, успел закрыть за собой дверь.

Наконец люди переместились из сеней в избу. Они забаррикадировали дверь, придвинув к ней стол и шкаф. Только они закнчили с дверью, как с той стороны по ней что-то ужасно вдарило. Шкаф зашатался и упал на деда Семена, ударив его по голове. Дед Семен рухнул, а шкаф рухнул на него. И если бы Скрепкин не успел у самого пола подхватить шкаф руками, была бы Абатурову крышка. Скрепкин поставил шкаф на место, а Мешалкин за подмышки оттащил Абатурова от двери и положил в угол. Лечить деда времени не было. В окна уже полезли первые вампиры.

Друзья похватали колья и бросились к окнам.

Скрепкин подбежал к окну первым и проткнул влезшего до половины монстра в покоцаной жилетке и кепке со сломанным платмассовым козырьком. По виду это был какой-то бывший пенсионер-алкаш Это немного успокоило Скрепкина. Он еще не очень привык протыкать человекообразных существ. Ему все еще казалось, что он делает что-то нехорошее, что-то запретное. И Леня специально старался думать в эти моменты, что он лишает жизни никчемных людей, которым жить больше незачем.

Вампил-пенсионер задымился и вспыхнул, осветив избу зленовато-синим пламенем преисподней.

У другого окна орудовали Мешалкин и Коновалов. А Углов бегал с колом позади них и кричал:

- Дайте мне! Дайте мне!

Засмотревшись на них, Леня не заметил, как из его окна высунулась желто-зеленая рука с когтями. Рука схватила Скрепкина за воротник и с нечеловеческой силой потащила его на улицу.

Скрепкин закричал:

- Помогите! Братцы! - он растопырил руки и ухватился за раму, но чувствовал, что долго он не продержится. Тягловая сила вампира превосходила упирающуюся силу Скрепкина в десятки раз!

Подскочил Хомяков. Он заметался вокруг, пытаясь достать вампира, но Леня стоял так неудобно, что перекрывал своим телом все окошко. Тогда Хомяков пригнулся, пролез у Лени подмышкой и кольнул вампира в глаз. Но в это время другой вампир, сидевший сверху на окне, нагнулся и цапнул Хомякова в шею. Игорь Степанович вскрикнул, ткнул колом наугад вверх и проколол упыря.

Справа на окно прыгнул еще один. Освободившийся Скрепкин перевернулся и наколол его на кол. Вампир вспыхнул и Леня застыл в ужасе. Он проткнул свою первую любовь, бывшую одноклассницу Веронику Полушкину. Леню вывернуло. В том, что только что с ним произошло было что-то неотвратимое. Будто бы он своей собственной рукой сжег мост из настоящего в прошлое. Теперь Леня чувствовал, что никакого прошлого у него больше нет и никогда не будет, что он потерял это прошлое и потерял его так ужасно.

Полушкина обуглилась и кости ее упали в траву.

В окно влез еще один и Леня машинально его заколол.

Первый солнечный луч ударил Скрепкину в глаз. Он поднял голову и увидел на небе растущий с каждой секундой солнечный месяц.

Вампиры за окном завыли и бросились в рассыпную. Скрепкин увидел, как многие из них дымятся, а у некоторых на голове уже вспыхнули волосы.

Скрепкин опустил кол...

 
АНОНСЫ

 

 

-Мы сделаем новую рубрику:
"Белобров-Попов География"