Альпухар VII, Длиннобородый

ГЛАВА 12
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ
АЛЬПУХАРА СЕДЬМОГО,
ДЛИННОБОРОДОГО

Горюнову Олегу, влюбленному в Галю

 

В понедельник после завтрака король Альпухар Седьмой Длиннобородый выкурил, как обычно, трубку и отправился к себе в кабинет разбирать почту. Он уселся за стол и взял с подноса конверт. "Эка. Опять от дяди Анабабса". Альпухар распечатал письмо:

 

" Здравствуй, дорогой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый! Пишет тебе твой дядя Анабабс. Вот уже третье письмо тебе пишу, а ты мне до сих пор не ответил. Что же ты, охламон такой, не отвечаешь дяде Анабабсу?! Я тебя помню еще карапузом, когда ты ходил под стол, а ты мне теперь не отвечаешь. Ты вырос, и думаешь, что слишком умный - можешь не слушать старших. Был бы жив мой брат, а твой отец Альпухар Шестой, я бы с тобой вообще не разговаривал, я бы с ним, с моим братом разговаривал. Я бы сказал ему, чтобы он тебя ремнем выдрал. Ты уж не обижайся, но папа-то твой поумнее тебя был и меня всегда слушал, как старшего своего брата. Но он скончался, и вот теперь, значит, ты стал королем, хоть у тебя молоко на губах не обсохло. И дядю своего не слушаешь, чего он советует. А дядя плохого не посоветует никому. Твоего дядю Анабабса Длинного все знают и боятся. А то вот дядя-то приедет и уши-то тебе, молокососу, оборвет. Ты дождешься! Ну, да Бог тебе судья. А пишу я вот зачем. Задумал я, сынок, собрать все, что ни на есть, силы и напасть, как следует на моего западного соседа Иогафона Сильного. Во-первых, он меня окончательно зае..., а, во-вторых, я имею намерение расширить свои владения и укрепить западные границы. Дело, я думаю, верное - потому что, во-первых, этот Иогафон всех соседей тоже, вероятно, зае..., а, во-вторых, мне нужны новые территории. Поэтому ты, племяш, снаряжай скорее войско и подтягивай сюда. Как подъедешь, мы Иогафону въе... неожиданно по первое число.

Если и на это письмо не ответишь, то я тебе, паршивцу..."

 

Альпухар скомкал бумагу и выбросил в корзину. Второй пакет был от принца Фурьяна Корнакеса. В конверте лежала красочная открытка. На открытке изображался величественный замок на фоне бирюзового океана. Альпухар перевернул открытку и прочитал:

 

" Привет тебе, Альпухар, с солнечного берега Замбрии! Вот уже вторую неделю я здесь наслаждаюсь. Пью красное молодое вино, ем баранину и не избегаю общества прекрасных дам. Здесь отдыхают такие симпатичные курочки, ты себе представить не можешь! С некоторыми из них я купаюсь по ночам в голом виде! Зря ты со мной отказался ехать, многое потерял. Ну и ладно, мне, как говорится, больше достанется. А теперь я вынужден попрощаться, так как под дверью уже поджидает одна пухленькая красотка. Догадайся, чем мы будем заниматься? С приветом! Твой друг Высокородный Принц Фурьян Корнакес."

 

Альпухар Седьмой вздохнул и поставил открытку перед собой на стол, прислонив ее к чернильнице. Прежде чем взять следующее письмо, он некоторое время посидел, задумчиво глядя на открытку и барабаня пальцами по столу. Открыв наконец письмо, Альпухар прочитал:

 

" Здравствуй, дорогой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый! Пишет тебе твой дядя Анабабс..."

Альпухар скомкал листок и выбросил в корзину.

 

На подносе осталось одно единственное письмо в розовом конверте. Альпухар вскрыл конверт. По комнате распространился сильный запах духов. Он извлек из конверта чистый лист гербовой бумаги. " Ага,- обрадовался король,- это наверняка от Элеоноры Блюмерляндской!" Он поспешно зажег свечу и подержал лист над огнем. Постепенно начали проступать слова, написанные секретными чернилами. Король нетерпеливо поднес листок поближе к пламени. Бумага вспыхнула. " Ах ты, незадача! - Он бросил письмо на пол и затоптал пламя ногой.- Слава Богу, не все сгорело." Альпухар поднял с пола уцелевший клочок и прочитал:

 

" Здравствуй, мой храбрый Альпухар! Я ужас как соскучилась. Ведь с нашей прошлой встречи прошло столько времени! Мой Кришнахан совершенно меня замучил! Мало, что он извел меня своей ревностью, так эта грязная свинья еще вдобавок вечно пачкает свою одежду и хватает меня жирными лапами. Сегодня он наконец-то уезжает в... (Далее половина страницы сильно обгорела и можно было разобрать только отдельные слова)....................я думаю дней на........... ..............успели бы....................................... ........если ты воврем........................................ .......................на белом коне.............шея.......... .......онец...........................как я считаю насладимся. ...............тюльпан увы........................ак в прошлый раз...........когда.....................вся пылая............. ..........это воздушное платье с меня.............бикус в столе...................ты мой рыца.............................. ............быстрее чем....................................... ..........твоя на вс...........ора Блю............"

 

" Половина письма, блядь, сгорела.- Альпухар почесал затылок.- В целом понятно, что надо ехать. Непонятно когда. Соскучился я по моей возлюбленной Норе.- Он закрыл глаза и откинулся на спинку стула, представляя себе Элеонору Блюмерляндскую в соблазнительном муаровом платье. Воображаемая Элеонора загадочно подмигивала и сладострастно виляла бедрами.- Пропади все пропадом! Еду! Еду прямо сейчас! Альпухар вскочил со стула.- На месте разберемся."

Он спустился вниз и отдал распоряжение слугам - седлать лошадей.

- Лошадей седлайте живо! Я отъезжаю. За старшего - герцог Феликс остается. Маркиз Германус - со мной.

 

Уже через час Альпухар Седьмой и маркиз Германус скакали по пыльной дороге.

- Как, Ваше Величество, поедем? - Поинтересовался Германус.

- Поедем через Зурабский лес. У Зураба Меченосца и заночуем.

- Ваше Величество?! У Зураба небезопасно. Про него недоброе рассказывают. Рассказывают, что он всю родню перетравил, теперь гостей травит.

- Пустое! Не посмеет. Нам ли его бояться?! Я ему недавно услугу оказал. С ним мой дядя Анабабс Длинный войну хотел развязать. А я дядю успокоил. Так что не посмеет, я думаю. Тем более мы у него ничего кушать не будем. Провизии хватит на три дня.

Они доехали до перекрестка и свернули к лесу.

В лесу было прохладно. Пахло подопревшей листвой и грибами. - Грибами пахнет.- Потянул носом Альпухар.- Ты, маркиз, грибы любишь?

- Люблю, только опасаюсь ядовитый гриб съесть. Я не знаю - чем они отличаются.

- Ерунда. Я про грибы все знаю. По дороге грибов наберем и на палочках пожарим. Вон смотри - гриб торчит. Давай, Германус, рви его и - в сумку.

Маркиз соскочил с лошади, сорвал оранжевый гриб и сунул в сумку.

- Если не ошибаюсь, подосиновик. А вон, Германус, смотри, там под кустами еще один примостился... В сумку его... Ты тогда вот что, на лошадь пока не залезай, раз грибные места пошли, беги рядом, я тебе буду грибы показывать, а ты рвать.

Набрав целую сумку грибов, путники решили перекусить.

Маркиз Германус развел огромный костер.

- Смотри, сколько грибов набрали! - Альпухар вытряхнул на траву содержимое сумки.- Столько нам с тобой не съесть. На палочках жарить будем. А что останется - Зурабу подарим, Меченосцу. Он, я думаю, будет рад.

Маркиз настругал прутиков и насадил на них грибов. Пока Германус возился, Альпухар отошел за кусты.

- Маркиз! - Закричал он оттуда.- Иди сюда! Чего я нашел!

Германус бросил грибы и пошел к Альпухару.

- Муравейник нашел.- Похвалился король, показывая пальцем на огромную кучу.- Дай мне два прутика. - Альпухар воткнул прутики в муравейник и, немного обождав, вытащил их.- На, попробуй.- Он протянул Германусу один. Германус взял палочку и послушно от нее откусил.- Ты не так. Смотри, как надо.- Альпухар облизал прутик.- Лизать надо, а ты кусаешь... Кисленько.

- Правда, кисло.- Германус сморщился.

- То-то. Я лес как свои пять пальцев знаю. Что в нем кислое, что сладкое, а что ядовитое... Ладно, пошли грибы жарить...

Пока маркиз обжаривал грибы, Альпухар сидел на пне и курил трубку.

- ... Я говорю,- король затянулся,- любовь играет человеком, как еврей на скрипке. Если бы не любовь - сидел бы дома, трубку возле камина курил. Так нет - не успела она письмо прислать, как я сорвался и вот сижу тут с тобой. О-хо-хо... Ты грибочки-то подальше от огня держи. Подгорят... Вот я говорю - любовь - это, маркиз, сильная отрава. Сильная, но приятная отрава. Вот меня, знаешь, все боятся, и правильно делают - я никому спуску не даю. А вот пришло письмо от нее и я это... ну как его... - Альпухар пощелкал пальцами,дыхание, короче, на хер, перехватило и все - по коням! Сижу в лесу.- Он шлепнул себя по шее. - Комары, сволочи... Ты грибы-то попробуй, может хватит их жарить... Кинь сюда головешку, маркиз, у меня трубка погасла... Ты сам-то, Германус, когда-нибудь любил по-настоящему?

- Один раз, Ваше Величество. Но это было давно. Я еще тогда совсем мальчишкой был.

- Ну? - Оживился король.- Расскажи.

- Готовы грибы, Ваше Величество.

- Тогда накрывай.

Маркиз вытащил из сумки ветчину, флягу с вином и разложил закуски на походной скатерти.

- Присаживайтесь, Ваше Величество.

Король откусил от гриба и запил вином.- Вкусно получилось. А ты, Германус, боялся! Я в грибах толк знаю. Ну, рассказывай теперь свою историю.

Германус откусил от гриба, вздохнул и начал:

- Мальчишкой я тогда совсем был. И вот как раз это произошло в то самое время, когда маменька моя выписали мне преподавательницу, гамзейскому языку меня учить. А преподавательница, я вам скажу, Ваше Величество, красоты была дивной. Роста она была, как все гамзейцы, большого, а лицом белая и талией тонкая. И стал я замечать, что когда маменька куда-нибудь погостить уезжали, то папа мой той тете купидона устраивали. А папа мой мастером были на такие сюрпризы. И маменька на них за это очень сердились. Все они ему, бывало, говорят: " Вы, маркиз, кобель бесстыжий. Бога бы постыдились! Но папа обычно только смеялись и усы сильнее подкручивали.

- Молодец папа! - Похвалил Альпухар.- Не унывает!- Вот как-то раз уезжают маменька к своей сестре погостить. Только они за ворота - папа тут же к своей гамзейке в спальню. И не слышно их и не видно. И остался я, так сказать, без присмотра. А была у этой папиной учительницы дочка. Она с дочкой к нам приехала. Как раз моего роста дочка. Я ей говорю: "Пошли, говорю, на лодке кататься". Сели мы в лодку и поплыли...

- Тут ты ее в лодке, конечно, обесчестил! - Догадался Альпухар.

- Нет, Ваше Величество, по-другому вышло.

- По-дру-го-му?!

- ... Гребу, короче, я, а она ноги в воде мочит. Кувшинки собирает. Сама невинность...Выплываем мы на середину озера. "Жарко что-то,- она мне говорит,- не искупаться ли?" И сама платье скидывает...

- И тут ты ее конечно обесчестил! - Снова не удержался король.

- Нет, Ваше Величество.

- Ну ты даешь!

- Ну вот... Она платье сняла и в воду ныряет. А я вокруг нее на лодке плаваю. Как вдруг - гляжу - приближается к нам еще одна лодка. А в лодке той сидит сын герцога Феликса Рихтер с высокой девушкой. На голове у нее венок из кувшинок, в руке - веер из перьев. Подплывают они к нам поближе. Рихтер как увидел купающуюся гамзейку, так глаз оторвать от нее не может. "Это кто за такая?" - на ухо мне шепчет. "Это,-говорю,- одна моя знакомая купается". "Слушай, Германус, - он мне,- давай подругами меняться. Я тебе свою уступлю, а ты мне свою на время." Я ему отвечаю,- “Мне все равно с кем в лодке плавать." "Ну вот и отлично." Пошептал он что-то девице своей, она ко мне в лодку и перелезла. Рихтер нашу лодку ногой оттолкнул, и мы дальше поплыли. Плывем мы, значит, дальше, молчим. Доплыли до острова, высадились. Там я ее в первый раз и обесчестил. Потом до берега отвез, высадил, а сам назад домой поплыл. Плыву и думаю: "Какая ,-думаю,- восхитительная девушка! А я у нее даже не узнал - кто она и откуда." Вижу - навстречу Рихтер плывет с гамзейкой. "Забирай,- кричит,- свою подругу! Все нормально." "Ладно.- говорю.- А скажи мне, Рихтер, что это за девушку ты ко мне подсадил?" "А я - отвечает,- почем знаю? Она ко мне в лодку сама прыгнула." "Не лги, Рихтер! Она не такая!" “Какая такая нетакая?! Точно такая же, как и твоя гамзейка! Все они такие!" "Подлец! - кричу, - Защищайся!" И обнажаю шпагу. А у Рихтера своей шпаги не было, он весло схватил и меня веслом по голове ударил. Я после три месяца болел.

- Вот так да-а-а...Комары сожрали совсем... А с девушкой-то тою что?

- Не знаю. Я ее с тех пор больше не встречал. А только и остался от любви вот этот шрам на голове.- Германус наклонил голову.

- Любовь, маркиз, это такая штука. Она, брат, не только на голове, но и на сердце шрамы оставляет.- Король похлопал Германуса по плечу.- Поехали, маркиз. Пока не стемнело, до Зураба добраться надо.

 

Вскоре лес остался позади и всадники поскакали по полям.

- Что это, маркиз, тебя шатает из стороны в сторону? -Поинтересовался Альпухар.

- Да что-то, Ваше Величество, голова кружится.

- Может, вина хлебнешь, чтобы голова не кружилась?

- Не могу, меня тошнит.

- Ну потерпи тогда, до Зураба рукой подать.

Всадники пришпорили лошадей и понеслись еще быстрее. Маркиз Германус вдруг застонал, взмахнул руками и упал с лошади.

- Тпр-р-ру! - Закричал Альпухар. Он спешился и подошел к лежавшему на земле бледному, как снег, маркизу. Маркиз корчился, на губах у него выступила пена.

- Что с тобой?

- Ваше Величество,..- еле слышно ответил Германус,- что-то мне плохо совсем...тошнит...

- Да ты, наверное, маркиз, грибами отравился. Выходит, ты и впрямь в грибах ни черта не смыслишь - какие грибы можно есть, какие нельзя. Вот и съел ядовитый. Ладно, Германус, не бойся, я тебя не брошу. Я сейчас до Зураба доскачу и пришлю его людей с каким-нибудь противоядием. У него наверняка какое-нибудь противоядие есть. Он это уважает - яды всякие.

Король вскочил на лошадь и поскакал.

Зураб Меченосец

Доскакав до замка, Альпухар стал изо всех сил колотить кнутом в ворота. Ворота открыл угрюмый стражник.

- Я - Альпухар Седьмой Длиннобородый! Веди меня к королю!

Зураб Меченосец сидел с закрытыми глазами в угловой зале и слушал старинную музыку. Напротив него стояли музыканты. Музыканты старались изо всех сил.

Зураб приоткрыл глаза:

- Скрипка фальшивит. Двадцать пять ударов плетью. Флейта за мелодией не успевает - двадцать пять ударов плетью. Репетировать надо больше, господа. Вы, вероятно, ночью всё спите. А ночью-то спать не следует. Ночью следует бояться, как бы днем не выпороли. Репетировать и еще раз репетировать, господа хорошие. А завтра если кто сфальшивит - по двадцать пять ударов всем.

Дверь открылась и вошедший слуга объявил:

- Ваше Величество, к вам король Альпухар Седьмой Длиннобородый!

Зураб Меченосец привстал с трона и скомандовал музыкантам:

- Марш в честь короля Альпухара!

Музыканты старательно грянули марш. Вбежал Альпухар Седьмой. Короли обнялись.

- Здравствуй, дорогой Альпухар. Рад видеть тебя живым и здоровым.

- Здравствуй, Зураб. Узнаю нестареющего любителя музыки.

- Какими судьбами в наших краях?

- Проездом к дяде Анабабсу,- соврал Альпухар.- Решил навестить дядю.

- Похвально, похвально. - Зураб поправил на голове корону. - Родственников забывать нельзя. А иначе - последние негодяи мы будем, если родственников навещать перестанем. Это святая обязанность - родственников принять и навестить. Я всегда навещал, покуда они живы были. Теперь-то уж некого навещать.- Король печально вздохнул.- Один я остался, как перст. Теперь вот все дома сижу - музыку слушаю. Только и радости в жизни - музыка... А ты, значит, к Анабабсу собрался?

- Ага.

- К дяде, значит, Анабабсу? Так-так... Ты уж меня, Альпухар, извини... ты знаешь как я к тебе отношусь, и чем я тебе обязан. Но дядя твой, извини меня, свинья. Напасть на меня хотел. Он, видишь ли, границы свои хотел за счет меня укрепить.

- Да я помню. Я ж его тогда и отговорил. Говорю ему: "Ты, дядя, успокойся. Не петушись."

- Ну да, ну да... Я ко мне твою доброту не забываю.

- Слушай, Зураб, прикажи своим музыкантам не шуметь - в ушах звенит.

Зураб махнул музыкантам:

- Всем спасибо... Свободны...

- Фуф! Тишина сразу какая. Как в лесу.

- А у меня, Альпухар, между прочим, принц Шульцвиндрейк гостит. Он как раз в лес поохотиться поехал. Птиц пострелять.

- Ну? Давненько я его не видел. Как он сам-то? Не женился? - Да нет. Охотится все.

- Понятно. А я тебе грибов привез. В твоем лесу набрали с маркизом... Ой, забыл! - Альпухар всплеснул руками.- Маркиз-то Германус грибами отравился! В лесу твоем лежит помирает. Прикажи людей за ним послать.

- Это он поганками отравился. У меня от поганок отличное противоядие имеется, на основе молока. Мы его быстро поставим на ноги.

Вечером все собрались у Зураба за столом.

- Вы почему ничего не едите? - Обратился Зураб к Альпухару Седьмому и маркизу Германусу.

- Прошу нас извинить,- Альпухар поднял руки,- но у нас, Зураб, строгий режим. Мы рано ужинаем. Уже поели. Да к тому же маркиз еще не совсем оправился после грибов.

- Ну хоть вина выпейте.

- Спасибо. Мы и вино уже пили. Мы тут так посидим, за компанию.

- Ну и зря. А мы с принцем, с вашего позволения, покушаем.

Правда, Гельмунд?

- Угу... - подтвердил с набитым ртом Шульцвиндрейк. Он с трудом проглотил кусок и добавил, - Я на охоте ужас как проголодался. Целый день на свежем воздухе.

- Надо тебе было, принц, в лесу грибов на палочке пожарить, когда проголодался. - Сказал Альпухар.- Покушал бы грибов и снова охоться. Ты, Гельмунд, грибы любишь?

- Я люблю всё.

- Точно.- Подтвердил Зураб.- Завидую я его аппетиту. Ест, как лев. Только подкладывай. Моя покойная тетя Зибельда така же была..

- Да уж,- согласился Альпухар,- было на что посмотреть. Я твою тетю Зибельду хорошо помню. Я когда ребенком был, набью, бывало, полный рот за столом. А мама мне - "Как ты себя ведешь? Набил рот как Зибельда!"

- Уважаемая была женщина. Но отъела...отъела свое...А вот жена-то моя столько не ела. Скромница. Поклюет как птичка, и уходит из-за стола. - Зураб вздохнул. Любил я ее... Когда померла - не поверите - я неделю ничего не кушал - еда в глотку не лезла. Потом стал понемногу бульончик куриный принимать, потом - пюре, потом паровые котлетки, а потом уже все остальное.

- Выкарабкался, короче.- заключил Шульцвиндрейк.- Я от одного лекаря слышал, что так и надо. Если долго голодаешь - из голодовки следует постепенно выходить. А то можно очень просто сдохнуть.

- Жена у тебя красавица была. - Сказал Альпухар. - Я помню. На Зибельду совсем непохожая. Ни капельки.

- Любил я ее пуще жизни. А вот не уберег. Сгорела, как свеча.

- Любовь - это такая отрава. - Альпухар поглядел на стол.- Сильная, но приятная отрава.

- При чем тут отрава? - Насторожился Зураб.

- Я это изречение в одной книге прочитал.

- Ааа...- Успокоился он.- А то я чего-то не понял.

- Очень интересная книга. Называется "Печальная история о невозмутимом (кажется) герцоге, благородном Эмбебесидо Желанном и его роковой (кажется) встрече с загадочной смуглянкой из Асталахского леса".

- Какое длинное название! - Удивился принц Шульцвиндрейк.

- Да и книга не маленькая. Во-о-от такая толстая! Альпухар показал на пальцах.- Я ее читал, читал, так до конца и не дочитал. - Он махнул рукой. - Но, в общем, интересная книга. Могу вкратце изложить, если вам, господа, угодно.

- Расскажи, Альпухар. Ты все равно ничего не ешь. Сказал Зураб. - А мы с тобой Гельмунд, тем временем вина выпьем.

- Я тогда, господа, не буду рассказывать, как этот благородный герцог Эмбебесидо родился и вырос, это малоинтересно, и я, честно говоря, вообще не понял, для чего там все это написано. Я, честно говоря, это все пропустил, а начал читать с места, где герцог сидит на дереве, а за ним на дерево лезет медведь. Ну это мы тоже пропускаем, так как это малоинтересно.

- Погодите, погодите,- прервал его принц,- как же это неинтересно? Мне, например, очень даже интересно. Я про охоту люблю слушать. Чего ваш герцог на дерево-то полез?

- А хер его знает! Я же говорю,что я до этого не читал. Я как раз с этого места начал.

- Нет, я не понимаю тогда - зачем он на дерево полез? Я бы на его месте взял ружье и в медведя выстрелил. Картечью...Я вот в прошлом году на охоту ходил - смотрю, в кустах что-то шевелится. Я по кустам выстрелил и ранил кабана. Подошел и добил. И ни на какое дерево не стал лазить.

- Я, пардон, в охоте не разбираюсь. - Махнул рукой Альпухар. - И не очень это дело люблю. Я рыбу ловить люблю.

- Неее... - сказал принц Шульцвиндрейк, - я рыбу ловить не люблю. Мне это скучно. Закинул крючок и жди - когда она там клюнет. Тут от твоей ловкости ничего не зависит. Другое дело охота. Есть где себя показать.

- Как это ничего не зависит?! Ну не скажи, принц! Во-первых,- Альпухар загнул палец, - место надо выбрать правильно. Во-вторых, наживку подобрать подходящую. Рыба, она ведь какая? Она ведь умная рыба! Лещ, например, на червяка клюет. А щука - на живца. А все почему? Потому что щука хищник. А еще глубину нужно правильно установить и лесу выбрать. Да и подсечь правильно - на это ведь не всякий способен. Вот смотри, - Альпухар вытащил из-за пояса кнут и размотал. - Вот смотри, как будто это удочка. Вот смотри - я ее закидываю. Он раскрутил кнут над головой и закинул на стол. - Как будто рыба начинает играть с наживкой. А мы ее должны подразнить.Альпухар легонько подергал за рукоятку. - Но характер выдержать и раньше времени не вытаскивать. А вот она наживку-то заглотила, и тут мы вот так вот подсекаем и - опа! - Он резко рванул кнут. Кнут просвистел и сбил с лавки маркиза Германуса. - Ой! Извини, маркиз. Давай руку. Что-то не везет тебе сегодня.

- Нет, все равно, не люблю я рыбалку. - Сказал принц Шульцвиндрейк.

- Ты, Альпухар, историю-то расскажешь? - Зураб вытерся салфеткой. -Ты историю обещал рассказать. Про герцога, который по деревьям лазил.

- А я что рассказываю? Про то, как он на дереве сидел я тоже пропускаю. А начнем сразу с того места, где ему исполнилось 20 лет, и он пошел в лес подышать свежим воздухом. Идет он по лесу, птиц слушает. Зашел довольно далеко. Решил маленько отдохнуть. Сел под дерево и уснул. Просыпается стемнело уже. Он - туда-сюда! Короче, заблудился... Ну, думает, что делать? Решил до утра подождать. Залез опять этот герцог Эмбебесидо на дерево, чтобы хищные звери его ночью не загрызли. Сидит на дереве - холодно, мать честная, и неудобно. Спать охота, а уснуть боится - думает, усну сейчас и с дерева сорвусь. Смотрит - внизу медведь идет...

- Постой, - прервал Зураб,- ты это уже один раз рассказывал.

- Да нет. Ты слушаешь невнимательно. В тот раз медведь за ним на дерево лез, а в этот - он внизу шел. Он шел с подветренной стороны и герцога не унюхал. Ну вот. Потом герцог догадался ремнем к дереву привязаться и пару часиков до утра кое-как подремал. Утром с дерева слез, малины дикой поел, потом грибы на палочке пожарил. Идет, в общем, по лесу - выходит к ручью. Смотрит - у ручья сидит черноволосая девушка как-то спиной к нему. Эмбебесидо думает -отлично, сейчас я у нее дорогу спрошу - как из леса выйти. Подходит он к ней сзади и говорит: "О, таинственная незнакомка, не будете ли вы так любезны указать дорогу одинокому путнику, заблудившемуся в здешних дремучих лесах". Девушка оборачивается. И видит Эмбебесидо, что красоты она первостатейной. "Кто вы,- говорит,- прекрасная незнакомка?" "Я -баронесса Сара Сигваридор. И сижу я тут по тому же недоразумению, что и вы. Третьего дня я пошла в лес, чтобы подышать свежим воздухом и сплести венок из лесных колокольчиков. И так увлеклась, что не заметила, как заблудилась." Ну, в общем, господа, начали они блуждать по лесу вдвоем, и пока блуждали, полюбили друг друга и поклялись - если выйдут, то поженятся. Герцог Эмбебесидо разломил свой медальон на две части - одну часть себе оставил, другую баронессе Сигваридор отдал. Это, говорит, на случай, если мы потеряемся, то узнаем друг друга по этому медальону. Ночью они заснули счастливые. А утром герцог просыпается - баронессы нету. Нету нигде. Он кинулся ее искать, но не нашел. На третий день герцог из леса все-таки вышел, а тут как раз война началась. Между его королевством и соседним королевством, где эта жила баронесса. Тут я опять пропустил, потому что я про войну читать не люблю. Я про любовь люблю и про природу... Потом я с того места начал читать, как герцог кому-то в трактире рассказывал свою историю про несчастную любовь. И как раз говорил эту самую сентенцию: любовь - это сильная, но приятная отрава... Дальше я опять пропустил. Потом прошло двадцать лет. И этот герцог сражается в бою с одним молодым дворянином на шпагах. Герцог старается воткнуть ему шпагу в грудь. И вдруг у него клинок ломается обо что-то твердое. Из-под рубахи у молодого человека выскакивает половинка медальона. Герцог Эмбебесидо прикладывает свою половинку к его половинке и спрашивает: "Сынок, где твоя мать?" "Она умерла при родах." Герцог заплакал, обнял молодого человека и сказал: "Знай же, юноша, я - твой отец. Я всю жизнь искал твою мать, а нашел тебя." Вот такая вот примерно история. Дальше я читать не стал, там еще страниц 150 оставалось. А и так уже все понятно.

- Бывает же такое! - Цокнул языком Зураб.- Чуть родного сына не убил.

- Да ну! Я не верю. - Махнул рукой Шульцвиндрейк. Писатели всегда врут. Вот у меня история была - вот это история! Тоже про бабу. А только я бабам после того случая не верю больше.

- Ну, это уж ты, Шульцвиндрейк, хватил. - Вставил Альпухар, - Женщинам надо верить. Не всем, но надо. А если уж не веришь женщине, (если какая-нибудь подозрительная вдруг), то вырви ее из своего сердца и рану факелом прижги. Факелом, естественно, в переносном смысле, в поэтическом, так сказать.

- Ну да! - Громко возразил Шульцвиндрейк.- Стану я из-за всякой бабы себя жечь факелом! Тем более после того, что со мной случилось. Вот, послушайте. Пошел я как-то раз на охоту. Иду по лесу, гляжу - в кустах что-то шевелится. Я выстрелил. Слышу - из кустов: "Иииии! Пресвятая дева гамзейская!" и тишина. Я думаю: "Черт подери! Никак человека убил. Надо убираться отсюда поскорей, пока меня никто не видел." Разворачиваюсь я, но не успел нескольких шагов сделать, как из кустов жалким голосом: "Принц Шульцвиндрейк, помогите! Я истекаю кровью!" "Вот, блядь, - думаю,- узнали! Придется идти." Захожу в кусты, смотрю - баба какая-то в кустах разлеглась, одной рукой за бок держится. "Ах! Принц, я умираю!" " Вы кто, дама, будете,- спрашиваю,- и чего вы тут в кустах делали?" "Я,- отвечает она противным слабым голосом,- графиня Элеонора де Борс. Вы, принц, меня убили." "Ну? - говорю, - Может обойдется? У меня дробь мелкая, для птиц." “Ах! - Она отвечает,- не знаю, не знаю, а только чувствую - конец мне приходит." И вдруг хватает меня цепко за сапог и говорит: "Я все равно скоро умру, но чтоб мне полегче умирать назовите меня своей женой. По крайней мере я умру принцессой. Мне это будет не так тягостно. "Ладно,- думаю,- все одно умрет, можно в таком случае временно жениться." "Хорошо, - говорю ей,- раз уж так вышло, что вы в кустах невовремя пошевелились, даю слово принца на вас жениться, чтобы вам не так обидно было." "Вы это, принц, серьезно? - она спрашивает,Не шутите?" "Какие могут быть шутки?! - отвечаю.- Слово принца Шульцвиндрейка крепкое, как камень. Если я что сказал - так тому и быть." "Кажется,- она говорит,- мне легче стало. Кажется я после ваших теплых слов начинаю выздоравливать. Поднимается она, представляете, с земли и весело так заявляет,- Мне уже намного легче. Пойдемте, принц, быстрее в церковь и обвенчаемся, пока я не умерла." Тут вижу я - что-то не так. Начинаю соображать, что меня за нос водят. Посмотрел я на ее бок - дырок никаких нет. "Ага",- понял. "Что-то ты,- говорю,- невеста, быстро поправилась. Что-то раны на тебе слишком быстро затянулись. Ну-ка, поворачивайся ко мне спиной, я тебе в жопу выстрелю, а потом, ладно, венчаться пойдем, как договаривались. Поворачивайся, поворачивайся, а то не женюсь." "А как же слово?- она мне,- вы же слово дали." "Вот тебе еще слово - если через минуту отсюда не убежишь,- говорю ей,- я тебе в жопу дробью выстрелю." И мушкет перезаряжаю. Как она припустилась, только пятки сверкают. А я все-таки не удержался и выстрелил поверх головы. С тех пор веры у меня бабам нету.

- Девица-то хоть симпатичная была? - Спросил Альпухар.

- Уродина. Я ее на всю жизнь запомнил. Я теперь как в городе эту невесту вижу - сразу за ружье. А она от меня драпать.

- Тебе бы, вообще-то, жениться уже пора.- Сказал Зураб Меченосец.- Человеку без семьи плохо. У меня вот все померли, знаешь как мне плохо? Одно утешение - музыка.

- Это уж точно,- Шульцвиндрейк отпил вина.- К тебе приедешь, так спасу нет! Целыми днями твоя музыка в ушах звенит!

- Тебе еще рано музыку слушать - кровь у тебя пока слишком горячая. А я через музыку, можно сказать, со своей дорогой супругой познакомился. Помню как сейчас, лет мне тридцать. Приехали ко мне родственники на именины. Пировали до утра. Под утро один мой кузен не выдержал и умер прямо за столом. Желудок у него, по-моему, слабый был. И кузина опять же, тоже чуть не померла, но осталась жива. А умерла она только через два года, представляете себе, снова у мня на именинах. Вот совпадение! Ну так вот, а кузен, значит, в первый же раз умер. Пошли мы его на следующий день хоронить. Идем - впереди оркестр, похоронный марш играет. По обочине народ собрался похороны посмотреть. Вдруг из толпы дама какая-то выскакивает, на трубача с кулаками накидывается и кричит: "Ты что же, урод, си-бемоль фальшивишь?! Я тебе дам си-бемоль фальшивить!" "Вот это женщина,- думаю,- музыку как чувствует!" Подхожу к ней. "Вы,- говорю,- благородная дама, кто будете?" "Я,отвечает,- девица дворянского звания Медония Сиверамба". "Я, о благородная девица Сиверамба, потрясен вашей музыкальностью и беру вас в королевы! А трубача - повесить!" Вот как удачно я встретил женщину, с которой прожил в любви двадцать лет. Жаль, что она не дожила до этого часа.

- Слушай, Зураб,- спросил принц Шульцвиндрейк,- у тебя продукты свежие? А то у меня чего-то живот заболел.

- Что же я по-твоему - буду гостей тухлятиной кормить? Обиделся Зураб Меченосец.- Это у тебя желудок, наверное, слабый. Ты иди к себе в комнату, ляг на живот, и все пройдет.

Шульцвиндрейк поднялся из-за стола, икнул и упал без чувств.

- Напился-таки Гельмунд.- Подозрительно спокойно сказал Зураб. - Меры не знает. Эй, слуги, унесите его в спальню.- Он повернулся к Альпухару и маркизу.- Да и нам, гости уважаемые, пора набоковую.

Надгробный камень принца Шульцвиндрейка

Король Альпухар и маркиз Германус вошли в спальню.

- А ведь Зураб-то принца отравил.- Задумчиво произнес Альпухар.

- Я догадался, Ваше Величество. Хорошо, что мы ничего не кушали, а то бы он и нас с вами отравил.

- Вот что, маркиз, надо быть начеку. Сдается мне, что он ночью и до нас доберется. Спать будем по очереди. Сначала ты охраняешь, а я сплю. Через два часа поменяемся.

Альпухар не раздеваясь лег на кровать и тут же уснул.

Через два часа маркиз Германус стал робко будить короля. - Ваше Величество, два часа прошло. Теперь ваша очередь.

- А?.. Что?.. Где я?.. - Альпухар сел.- А, это ты, маркиз.

- Вам дежурить, Ваше Величество.

- Знаешь что,- король зевнул, - лучше ты дежурь. А я спать буду.

Альпухар упал на подушку и заснул.

Маркиз походил какое-то время по комнате, потом сел в кресло и незаметно для себя задремал...

...Альпухар проснулся от того, что ему кто-то щекотал в ухе. Он захихикал и дернулся. Что-то выскочило из уха и покатилось по полу. Хлопнула дверь. Альпухар вскочил.

- Маркиз, свет!

Маркиз зажег свечу. На полу валялись железная воронка и баночка с ядом.

- Ах, Зураб! Негодяй! - Выругался Альпухар.- Он мне эту воронку в ухо вставлял, чтобы яда через нее налить! Скотина! Жену отравил, родственников отравил, Шульцвиндрейка сегодня отравил, и все ему мало!

- Уезжать надо, Ваше Величество.

- Ты что, маркиз, испугался? А я никого не боюсь! Сейчас вот лягу и буду дальше спать.- Альпухар решительно сел на кровать.

- Надо уезжать, Ваше Величество, пока не поздно.

- Думаешь? Ну ладно, поехали.

Они быстро спустились во двор, оседлали лошадей и помчались прочь от замка Зураба Меченосца.

 

Светало. Всадники ехали вдоль ячменного поля.

- Зря я дядю Анабабса отговорил на Зураба нападать.- Задумчиво казал Альпухар.- Вот скотина! Отравить меня хотел через воронку! Слыхал, Германус?

- Да, Ваше Величество.

- И музыка эта его! Станет разве нормальный человек такой дрянью заниматься?! А, маркиз? Скажи, станет или нет?

- Нет, конечно, Ваше Величество. Даже смешно предположить.

- Вот и я говорю. Я как в залу вошел и оркестр услышал, так сразу недоброе заподозрил. Я ему еще говорю,- "Что, дескать, за херня у меня в ушах звенит?" Я только не знал - заодно с ним Шульцвиндрейк или нет. А вот когда Шульцвиндрейк после ужина зашатался, я сразу все понял. А ты понял?

- Понял, Ваше Величество. Я, как принц на пол упал, так все и понял.

- И я тогда понял, что он с Зурабом не заодно. Если бы Зураб с ним заодно был, то он бы сначала нас отравил, а потом уже Шульцвиндрейка...- Альпухар почесался.- Хороший парень был этот Шульцвиндрейк. Так ничего в жизни и не успел. Умер, как говорится, нецелованный. Ты как думаешь, целовался он или нет?

- Не похоже. Разве, с той в кустах, на которой он жениться собирался.Помните, Ваше Величество, он рассказывал?

- Едва ли. Я думаю, он этим случаем не воспользовался.- Альпухар зевнул,- Позавтракать бы не мешало. Чего там у нас на завтрак, а, маркиз?

- Ваше Величество,- растерянно ответил Германус,- мы впопыхах, когда от Зураба уезжали, сумки с провизией у него забыли.

- Вот черт!.. И лес, как назло, кончился. Грибов не растет... Ехать нам далеко. Без еды не доберемся. Давай-ка свернем к дяде Анабабсу. Сделаем небольшой крюк.

 

Вскоре впереди показался замок Анабабса Длинного.

- Ну вот, почти доехали.- Сказал Альпухар.- Как раз к обеду подоспеем. Смотри, маркиз, сколько флажков на стенах навешано! Не нас ли встречают? - Альпухар снял шляпу и помахал ею над головой.

Со стены бабахнуло, и просвистевшее ядро разорвалось неподалеку от всадников. Осколком ядра продырявило насквозь королевскую шляпу.

- Стреляют, Ваше Величество! По нам стреляют!

- Что за херня?! Это что это за фейерверк?! - Заорал король, нахлобучивая на голову дырявую шляпу. - Эй, дядя, - Альпухар сложил руки рупором,- ты что, обалдел?! Это же я, твой племянник Альпухар Длиннобородый! Не стре-е-ля-а-й! Убьешь ведь, су-у-у-ка-а!

Неподалеку разорвалось еще одно ядро.

- Ну я этому дяде устрою! - Альпухар погрозил кулаком.- Поскакали, маркиз, быстрее!

Они пришпорили лошадей и быстро доскакали до замка.

- Открывай, блядь, ворота, дядя шмуев! - Закричал Альпухар.

- Баааа! - Раздался со стены радостный вопль.- Да это ж кто?! Да это ж - ты! А я тебя не узнал! Что же ты не предупредил, что приедешь?! Я ж тебя чуть пушками не накрыл! Ну здравствуй, племянник!

Альпухар поднял голову - на стене стоял дядя Анабабс Длинный в каске и металлическом панцире.

- Дядя, ты соображаешь, чего делаешь?! - Альпухар покрутил пальцем у виска.- У тебя с головой все в порядке?! А если б ты в нас попал?

- Ты что, Альпухар, обиделся? Ты не обижайся. Я же как лучше хотел. Я ж тебя сразу не узнал, думал - это Зураб скачет. Думал его ядром сбить.

- Ты, дядя, в следующий раз глаза протри, прежде чем из пушки долбить! Мы к тебе пообедать заехали, а раз нас здесь так принимают, то мы уедем.

- Пообедать?! - Обрадовался Анабабс. - Это мы быстренько приготовим! Эй, стража, открыть ворота!

Кованая чугунная решетка со скрежетом поднялась. Всадники въехали во двор и спешились. Подбежал Анабабс Длинный.

- Ну, здравствуй, Альпухар. Дай я тебя, сорванца, обниму.

- Чуть не убил сперва, а теперь обниматься лезет. - Альпухар обиженно дернул головой.

- Да ладно, ладно, забыли уже. Чего эти глупости вспоминать?!

- Ничего себе - глупости! В шляпу два раза попал, возле самой головы ядра свистели!

- Не жалей ты шляпу. Шляпа - пустяки. У тебя их еще миллион будет! Хочешь, я тебе свою железную каску подарю? - Анабабс снял каску и постучал по ней пальцем.- Видишь, какая! На, забирай! Случится тебе еще раз под пушечный обстрел попасть - а у тебя каска на голове. Бум-бум!

- Ты мне лучше шляпу выдай новую с перьями. А касок я не ношу. Каски не в моде. Они не элегантные.

- Дурень ты, Альпухар, прости Господи! Тебе вещь предлагают, а ты... Модник... Вот примешь ядро на голову вспомнишь дядю Анабабса.

- Будет каркать.

- А это кто с тобой?

- Мой адъютант, маркиз Германус.

-Ясно. А войско-то что, в засаде оставил? В лесу сидят?

- Какое войско? - Деланно удивился Альпухар.

- Как какое?! Я ж тебе писал, что собираюсь в этот раз напасть на Иогафона Сильного, и что мне твоя помощь требуется. Ты что - писем не получал?

- Не получал я никаких писем.- Соврал Альпухар.

- Я ж тебе семь писем послал. Может, их Иогафон перехватывает? Мне этот Иогафон уже вот где сидит! Ты вот что, племянник, отдохни пару деньков у меня, а потом ехай за войском.

- Хорошо,- согласился Альпухар,- съезжу... Только, дядя, давай сначала на Зураба Меченосца нападем. А потом уже на Иогафона. Меня этот Зураб чуть сегодня ночью не отравил через воронку. Мы сейчас от него как раз.

- Ага! - Обрадовался Анабабс.- И до тебя этот мерзавец Зураб добрался! А я тебе когда еще предлагал ему надавать. А ты мне, помнишь что ответил? Не петушись, говорил, дядя! Мне, дяде, такие слова говорил! Эх ты!

- Извини, дядя. Я еще тогда в Зурабе не разобрался. Думал, что у него на меня рука не поднимется.

- Думал он! - Передразнил Анабабс. - Ты вместо того, чтобы думать - дядю слушай. Дядя в людях разбирается... Скоты они все! - Анабабс задумался.- Ну ладно, умник... Пока за войском будешь ездить - я с Зурабом сам разберусь. На Зураба у меня сил хватит. А подъедешь - двинем на Иогафона.

- Согласен.

- Вот и добре, а пока обед готовится, пойдемте по стене прогуляемся. Я вам свою оборонную мощь покажу, как я там все устроил.

Они уселись втроем в специальную люльку.

- Тяни! - Скомандовал Анабабс Длинный.

Стоявшие наверху воины потянули за канаты и быстро затащили люльку на стену.

Стена оказалась шириной примерно в пять локтей.

- Вот где у меня пушечки-то стоят! - Похвалился Анабабс.- Вот из этой вот я как раз по вам долбил. Пушка что надо! Дальнобойная! Я в вас хотел попасть, когда вы еще только из-за поворота показались. А потом думаю - дай поближе подпущу - так вернее будет.

- У тебя, дядя, ни стыда, ни совести! Чуть не убил и хвастается.

- И хвастаюсь! Пушки отличные - не стыдно показать. А вон там у меня бочка стоит со смолой. Только там смолы в ней нет. Смола кончилась. А вот здесь катапульта стоит. Это - моя любимица! Вот такими камнями швыряет! Что, не веришь? Так я сейчас покажу.

Анабабс распорядился зарядить катапульту. Канониры заложили в катапульту здоровенный камень и выстрелили. Описав дугу, камень упал довольно далеко от замка.

- Полный вперед!- сказал Анабабс.

- Да-а-а,- рассеяно согласился Альпухар.

- Вот если бы я вас катапультой накрыл - ты бы дыркой в шляпе не отделался. Тут и каска металлическая не спасет.

- Но, дядя, сколько можно...

- Ладно, молчу.

- Ваше Величество,- послышалось внизу, - обедать подано!

- Идем, идем! - Закричал в ответ Анабабс. - Сейчас я тебе, Альпухар, еще один фокус покажу и пойдем есть. Кошку мне живо! - Приказал он канониру. Канонир притащил за шкирку толстую кошку.- Смотри, Альпухар, вот кошка. Как ее, тварь, не швырни - все эта зверюга норовит на четыре лапы опустится. И в этом смысле есть чему у нее поучиться. Я учусь. Вот, скажем, во время боя со стены падаешь вниз головой, а опускаешься, как положено, на ноги. Сейчас я вам ее в действии покажу.

Анабабс зарядил кошкой катапульту и выстрелил. Описав дугу, кошка упала в ров с водой.

- Утонула, - заключил Анабабс.- Какая скотина сбила прицел?! Кошку мне!

Вторая кошка перелетела через ров и упала точно на четыре лапы. Анабабс гордо посмотрел на гостей:

- Говорил я вам - есть чему поучиться! Последнюю запустим и обедать пойдем.

 

- Я этого Иогафона Сильного,- рассказывал за обедом Анабабс - очень не уважаю. Не король - тряпка! Пьющий. Пьет, как лошадь. Я сам люблю выпить, но меру знаю. Выпью два графина и говорю себе - стоп, Анабабс, достаточно. А эта свинья Иогафон хлещет, как лошадь! Без руля и ветрил!

- Дался тебе Иогафон,- сказал Альпухар. - Черт с ним. Ты, дядя, давай на Зураба ориентируйся. Всыпь ему, покуда я за войском езжу. А потом мы вместе на Иогафона нападем.

- Ты не сомневайся. Зураба я сделаю. У меня на этого гада давно руки чешутся.- Анабабс прищурился и разрубил ножом курицу.

- Он еще вчера Шульцвиндрейка отравил.- Напомнил Альпухар.

- Это кто это такой - Шульцвиндрейк?

- Это сын Изабеллы Гальхерии Печальной.

- А, знаю. У нее еще муж был - Курасон Второй Бескорыстный. Мы с ним по молодости дружили. А потом он мне чего-то разонравился, и я на него напасть хотел. Но он, сука, выкрутился. Как сейчас помню. Это было, когда я в первый и в последний раз влюбился. Молод был, дурак, военными усовершенствованиями не занимался. Голова была забита всякими романами, работала плохо. И вот приезжает ко мне в гости моя тетя Изольда со своей дочкой Брузейной и с собаками. Она с ними, с собаками, никогда не расставалась. И я в Брузейну влюбился. Решил я однажды к ней под кровать залезть, чтобы ночью вылезти и в любви объясниться. Лежу под кроватью и чего-то предвкушаю. Вдруг входит тетя Изольда с собаками. Собаки меня учуяли, под кровать залезли и покусали чуть не до смерти. Думал - крышка.

- Любовь, - сказал Альпухар,- это отрава. Приятная, но сильная отрава.

- Отрава и есть. Эти собаки из меня всю дурь вышибли. После того случая я стал совсем другим человеком. Про баб слышать не хочу. Война - это то, что надо! Баллистика - вот моя любовь.

- Слушай, дядя, давай я завтра утром за войском отправлюсь. Чего тянуть-то?

- Что, Альпухар, у тебя руки чешутся?

- Чешутся, дядя, чешутся.

- Тогда езжай.

- А еще лучше - я, дядя, сразу после обеда поеду.

- Узнаю в тебе сына моего брата! Был бы он жив, гордился бы тобой!

Пообедав как следует, Альпухар и маркиз попрощались с гостеприимным хозяином и сели на лошадей.

- На вот, каску возьми, - сказал Анабабс на прощание, - пригодится.

- Да не надо, дядя. Тебе она нужнее.

- Бери, бери, а то обижусь.

Альпухар нехотя взял каску и сунул подмышку.

- Ну бывай, Альпухар. Не задерживайся.

- До свидания, дядя. Я мигом.

Анабабс Длинный

Когда за ними закрылись ворота, маркиз Германус спросил Альпухара:

- Ваше Величество, а как же Элеонора Блюмерляндская? Мы же, вроде, к ней собирались.

- Мы к ней и едем.

- А за войском на обратном пути, что ли, заедем?

- А на хер?

- Вы же дяде Анабабсу Длинному обещали.

- Да пошел он! Он нас из пушки расстреливал, а я ему войско! Во ему войско! - Король сложил кукиш.- Пусть он Зураба кошками обстреливает!

Когда замок Анабабса Длинного скрылся за поворотом, Альпухар выбросил железную каску в кусты.

- Все равно не надену. - Сказал он.

 

Всадники подъехали к небольшой речке. Они спешились, чтобы напоить лошадей.

- Ишь, как водой надулась.- Альпухар похлопал лошадь по животу.- Пей, пей... - Он повернулся к Германусу.Наполни фляги, маркиз.

- Обождать надо, Ваше Величество. Лошади всю воду взбаламутили.

- А ты поглубже зайди. Заодно и освежишься.

Маркиз снял штаны и, аккуратно разложив их на берегу, зашел в речку.

- Ты, маркиз, пиявок боишься? - спросил Альпухар.

- Как не бояться, Ваше Величество. Они же у людей кровь отсасывают.

- А я знаю - в этой речке пиявок много.

- Ой, Ваше Величество!

- Ты не ойкай, а давай пошевеливайся. Нам ехать надо.

Германус осторожно начал двигаться вперед. Вдруг он оступился, взмахнул руками и исчез под водой. Через несколько секунд он вынырнул, судорожно глотнул воздух и снова исчез. Опять вынырнул:

- Яма, яма, Ваше Ве..! - Маркиз скрылся под водой.

- Держись, Германус, сейчас тебя спасу! - Альпухар вскочил на лошадь и въехал на ней в реку.

Добравшись до утопающего, лошадь провалилась в яму, увлекая за собой короля. Альпухар с трудом вытащил ноги из стремян и всплыл. Не успел он глотнуть воздуха, как его голову обхватил руками маркиз Германус, и они снова ушли под воду. Вынырнули:

- Убери руки, су...!

- ..Я плавать не...

- ... А я что, уме...

- Помогите! Помо...

- Пусти, блядь, убью!

- ... Ваше Ве...

Так они барахтались до тех пор, пока их не отнесло к противоположному берегу и Альпухар не почувствовал под ногами дно.

- Вставай, пидарас, яма кончилась,- зло сказал он.- Говно ты, маркиз! Чуть короля не утопил!

Они вышли на берег.

- Ну и говно ты! В яму меня заманил, лошадь утопил, меня хотел утопить! Вдобавок все вещи на том берегу остались!

- Виноват, Ваше Величество.- Маркиз опустил голову.- Нет мне прощения. Умом я помутился, когда тонуть стал.

- Вот ты оказывается какой подлый! Сам тону и монарха за собой, значит, тяну?! Тони, дескать, Ваше Величество, за компанию?! Чтоб мне, значит, не обидно было?! Так, значит?!

- Отрубите мне голову, Ваше Величество.- Германус расстегнул ворот рубахи, выставив кадык.

- И отрубил бы с удовольствием, если б шпага не утонула! У! - Король замахнулся на маркиза кулаком.- Ладно, живи пока.

- А лошадь-то, Ваше Величество, не из-за меня утонула.Приободрился маркиз.- Это не я виноват. На ней слишком много нагружено было. Вот она и того... утонула, то есть... А я, значит, не виноват выходит что.

- Нагружена! - Передразнил Альпухар. - Я на этой лошади подарки для Элеоноры вез. Цепь вез золотую толстенную, кубки вез, серебро столовое, диадему, подвески опять же... А теперь все это утонуло! Все погибло! Как я с пустыми руками поеду, без подарков?!

- Хорошо еще, что вы, Ваше Величество, вовремя догадались каску дяди Анабабса выбросить. В каске вы бы точно потонули. Такая тяжесть...

- А ты, подлец, думал, что у тебя король в такой дурацкой каске ходить будет? Как ты себе представляешь, если б я к Элеоноре в каске заявился? Хорош бы я был любовник!

На противоположном берегу заржала лошадь.

- Что, маркиз, делать будем? Плавать мы не умеем, а лошадь последняя на том берегу осталась.

- И штаны мои, Ваше Величество, тоже.

- Да хуй с ними, с твоими штанами! Лошадь бы назад получить, а без твоих штанов я обойдусь.

- Надо бы ее подманить, Ваше Величество.

- Эй, Звездочка, фьють-фьють! Иди сюда! - Король поманил лошадь пальцем.- Не идет, сволочь! А ну, давай ты. Твоя ж лошадь, может она тебя послушает.

- Звездочка! Звездочка! Ко мне! - Закричал маркиз.- ...Вот, холера, не слушается!

- Надо ее на чего-нибудь привлечь, типа овса.

- Овса нету, Ваше Величество.

- Тогда можно на сено.- Альпухар сорвал пучок травы.Фьють! Фьють! Ну, давай, холера, иди! Иди травы покушай! А ты, голожопый, чего стоишь?! Давай приманивай свою лошадь.

Германус сорвал травы.

- Фьють! Фьють! Иди поешь! На, на, на! Звездочка, Звездочка! И-го-го!

Маркиз тряс рукой с пучком травы, подбрасывал ее, рвал новую, сыпал себе на голову, жевал траву, плевался, снова рвал.

- Не идет, Ваше Величество.

- Ну-ка, маркиз, сбоку зайдем и камнями ее обкидаем.Предложил Альпухар.- Нужно заставить эту скотину сдвинуться с места.

Они отошли в сторону и обстреляли лошадь камнями. Один камень угодил лошади в ногу. Животное подпрыгнуло и отбежало на безопасное расстояние.

- Убежала, дура! Дотуда не докинуть... Ну и ладно. Пошли пешком, Германус. Как-нибудь доберемся.

- Куда же я, Ваше Величество, без штанов?..

- Ты, маркиз, куртку сними и жопу обмотай, если стесняешься яйцами сверкать.

Маркиз прикрылся курткой, и они пошли дальше.

Вдруг сзади послышалось ржание. Путники оглянулись и увидели нагоняющую их мокрую лошадь.

- Сама прибежала, сучка! - Повеселел Альпухар.

- Она у меня такая. Сообразительная. - Торжественно сказал Германус.

- Чего же она не сообразила штаны тебе с того берега прихватить? - Король засмеялся.- Маркиз беспорточный! Ладно, сначала я сяду, а ты - сзади.

Альпухар залез на лошадь. Маркиз Германус влез сзади. Альпухар поерзал:

- Знаешь что, маркиз, ты, пожалуй, слезай. Во-первых, мне так тесно, а во-вторых, как-то не хорошо - вдруг кто-нибудь подумает, что это я с голой жопой на лошади разъезжаю. Мне ни к чему такие фамильярности. Ты, маркиз, лучше беги за лошадью.

Маркиз покорно слез.

- Но! - Король пришпорил лошадь.- Догоняй, го-ло-жо-пый!

 

К вечеру маркиз еле стоял на ногах.

- Держись, маркиз! - Подбадривал его с лошади Альпухар.Немного осталось. Вон за теми холмами замок Иогафона Сильного. А от него до Элеоноры рукой подать.- Альпухар прищурился.- Кто это там впереди разлегся? - Он подскакал к лежавшему.- Батюшки! Да это ж сам Иогафон Сильный валяется! Беги сюда, маркиз!

Подбежал запыхавшийся Германус.

- Погляди - что с ним.

Германус наклонился над телом и приложил ухо к груди Иогафона.

- От него вином сильно пахнет, Ваше Величество. Похоже, он пьяный вусмерть.

- Вот тебе и на! Ну, Иогафон! Позорит все королевское звание!

- Ваше Величество,- робко заметил Германус,- а я-то совсем без штанов...

- Да ну?! Неужели? - Усмехнулся Альпухар.- А я смотрю - чего это у тебя в гардеробе не хватает? И что же с того?

- Дозвольте, Ваше Величество, я его штаны на себя надену.

Альпухар почесал подбородок.

- А не жирно тебе будет в королевских портах?

- Так как же, Ваше Величество, можно?

- Снимай уж, раз у тебя штанов нет. Да смотри - эти не проеби.

- А сапоги можно взять, Ваше Величество? Сапоги хорошие.

- У, ты! Мародер! Бери, чего уж... Хотя, постой. Дай-ка их сюда - я посмотрю... Правда, хорошие сапоги. Лучше моих. Ты вот что, маркиз, ты мои сапоги надевай. А я эти себе возьму. Я все-таки к любовнице еду. Мне нужно быть в форме. Подай мне еще его шляпу, а то мою Анабабс пушкой пробил.

Альпухар надел сапоги и шляпу Иогафона Сильного. И пока

маркиз Германус натягивал штаны, король вытащил из кармана маленькое зеркальце и оглядел себя.

- А мне идет,- удовлетворенно отметил он.- Как на меня сшита. Быстрее, Германус, штаны застегивай - дальше поедем.

Раздетый Иогафон Сильный свернулся калачиком и захрапел.

- Жаль, Ваше Величество, у него с собой лошади нет.

- Но-но! Не очень! Пол-короля раздел и все ему мало! Много вас охотников до королевского добра!

 

Путники свернули в небольшой лесок неподалеку от замка Иогафона Сильного и решили немного отдохнуть и перекусить.

Маркиз Германус по приказу Альпухара набрал грибов, развел костер и поджарил грибы на палочках.

- Это вам, Ваше Величество.- Сказал Германус, протягивая грибы Альпухару.

- А ты что?

- А я что-то не проголодался еще.

- Ты, маркиз, это брось - не проголодался! - Строго ответил король.- Ты сегодня много бегал и много потерял сил. Тебе их надо восстановить, потому что бегать тебе еще предстоит прилично. Тем более - вдруг эти грибы обратно ядовитые окажутся. И что же я, по-твоему, из-за тебя от грибов умереть должен? В двух шагах от моей возлюбленной? Ты этого хочешь? Альпухар схватил маркиза за воротник.- Хочешь, да?! Ты с Зурабом заодно, а? Говори!

- Бог с вами, Ваше Величество.- Перепугался Германус.- Что вы такое говорите? Я за Ваше Величество в огонь и в воду согласный.

- В воду, говоришь? Я помню, как ты меня вместе с лошадью чуть не утопил! Ты что, думаешь, я забыл уже? Я все помню. Альпухар отпустил маркиза. - Ешь, каналья, грибы! Будешь от каждого гриба надкусывать, прежде чем мне дать.

- Есть, Ваше Величество.

После ужина король Альпухар лежал на траве и смотрел в небо. Маркиз присел рядом на пенек.

- Скоро, маркиз, увижу я свою Элеонору.- Король пожевал травинку.- А все-таки сладко - немного оттянуть час свидания. В этом что-то такое... Любовь - это отрава. Сильная, но приятная отрава. Да я тебе, кажется, это уже говорил?

- Говорили, Ваше Величество.

- Ну и что, что говорил. Кое-чего умное и повторить не грех. Ну-ка, маркиз, повтори.

- Любовь, Ваше Величество, это отрава. Сильная, но приятная отрава.

- Молодец.- Альпухар поднял ногу и осмотрел сапог.- Сапоги какие у Иогафона. Элегантные. Даром, что пьяница.

- И штаны хорошие, Ваше Величество. Только все карманы какой-то дрянью набиты.

- А ну-ка, погляди, чего у него там в карманах?

Маркиз принялся доставать из штанов Иогафона различные предметы. Он вытащил несколько пробок от бутылок, штопор, засохшую корку хлеба, круглую королевскую печать, надкусанное яблоко, курительную трубку.

- Барахла-то сколько! - Цокнул языком Альпухар.

- Ваше Величество, тут еще письмо какое-то. Нераспечатанное. - Почитай мне вслух.

Альпухар повернулся на бок, подпер голову рукой и приготовился слушать.

Маркиз Германус развернул скомканный конверт, вскрыл его и вытащил письмо:

" Здравствуй, уважаемый сосед Иогафон Сильный!

Пишет тебе твой надежный друг Анабабс Длинный.

Как, Иогафон, поживаешь? Все ли у тебя в порядке? Давно ты мне что-то не писал. Наверное, опять закладываешь и тебе не до этого. Не жалеешь ты себя, Иогафон! Пей все-таки поумереннее, как пристало королям. А то, неровен час, погибнешь.

У меня же все в порядке. Вырыл новые окопы и укрепил их дубовыми досками. Теперь меня голыми руками не возьмешь.

А пишу я тебе вот по какому поводу. Как ты, наверное, знаешь, у меня был брат - король Альпухар Шестой - монарх достойный во всех отношениях. К сожалению, он умер, и королем стал его сын, а мой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый. Этот мой племянник - позор всего нашего семейства. Военными усовершенствованиями, как подобает настоящему королю, он не занимается, а на уме у него одни бабы. И выходит, что такие громадные территории, которые по праву должны принадлежать мне, пропадают зазря под этим молокососом Альпухаром.

Я долго размышлял и разработал стратегический план действий. Ты сейчас охуе. Я, короче, вызываю моего племянника письмом, в котором предлагаю ему приехать ко мне вместе с войском для того, чтобы, якобы, напасть на тебя соединенными силами. Этот сосунок, ни о чем не подозревая, приезжает ко мне с войском, и мы едем нападать на тебя. При чем, заметь, племянник с войском едет впереди, а я со своим войском еду сзади. В березовой роще возле Бычьей Поляны ты со своим войском сидишь, короче, в засаде. И когда Альпухар со своим войском выезжает на поляну, ты со своим войском неожиданно нападаешь на него спереди. А я со своим войском тем временем нападаю на него сзади. Мы окружаем противника и разбиваем в пух и прах. Потом мы вместе поедем нападать на Зураба Меченосца и разбиваем его в пух и прах. Нам вдвоем это - раз плюнуть. Таким образом, мне достаются в наследство владения Альпухара, а ты заберешь себе все Зурабское. А? Каково? Здорово я придумал? Я полагаю, ты не будешь этого отрицать. Отвечай немедленно. Время не ждет. Твой верный друг Анабабс Длинный. P.S. Это письмо, как ты понимаешь, никому не должно попасть на глаза. С одной стороны такой поворот может расстроить наши планы, с другой стороны - мое нападение на племянника дело семейное, щекотливое. И я не хотел бы, чтобы другие мои родственники прознали об этом. И когда мы уничтожим Альпухара, мое участие в этом деле должно остаться тайной. Все спишем на тебя. Лучше всего было бы, если бы ты сразу по прочтении письмо сжег."

- Ни ху-я се-бе! - Только и смог произнести Альпухар.- Дядя хуев! Чего, сука, задумал! Старый козел! Выходит, это он нарочно нас из пушки обстреливал! Хорошо еще этот пьяница Иогафон письмо прочесть не успел. - Король вскочил на ноги и принялся расхаживать взад и вперед. - Ну я тебе, дядя, устрою! Я тебе, дядя, на хуй, яйца оторву! Я тебе покажу территории! - Альпухар сломал ветку и хлестнул ею по земле.- Погоди...погоди...Вот что, маркиз! Мы сейчас вернемся к Иогафону и науськаем его против дяди! Есть у меня кое-какие соображения на этот счетец. По коням!

Не доскакав с полмили до места, где лежал Иогафон, Альпухар остановился и подождал маркиза Германуса.

- Слушай, маркиз,-сказал Альпухар, когда Германус наконец поравнялся с ним,- надо будет сейчас Иогафона будить, а на тебе штаны его надеты. Он хоть и пьяный, а вдруг их узнает. Так что или снимай штаны или давай их изуродуем до неузнаваемости. Можно их, например, до колена обрезать.Альпухар вытащил из-за пояса нож и подал его Германусу.- На, режь быстрее... И вот еще что - сапоги-то его на мне. Мы их пока в сумку уберем, а ты мне мои отдай. Босиком, значит, маленько побегаешь.

 

Они подскакали к спавшему на дороге Иогафону Сильному. Альпухар слез с лошади и наклонился над королем.

- Иогафон! Иогафон! Просыпайся.- Он подергал того за нос.

Иогафон открыл глаза и недоумевающе посмотрел на Альпухара.

- Ты кто? - спросил он.

- Не узнаешь? Я - Альпухар Длиннобородый.

- Ааа. Узнаю,- протянул Иогафон и снова закрыл глаза.

- Эй, Иогафон, не спи! Не спи! - Альпухар похлопал короля по щекам.

- Драться? Драться? - Забормотал Иогафон. - Я король. Ты мне за это ответишь...

- Просыпайся, говорю!

Иогафон открыл глаза:

- Ты кто? Где-то я тебя сегодня уже видел.

- Я тоже король. Альпухар Седьмой Длиннобородый.

- А где твоя длинная борода?

- Это неважно. Поднимайся быстрее. У тебя Анабабс штаны украл.

- Как это?

- Вот так это. Посмотри сам.

Иогафон с трудом сел и оглядел свои голые ноги.

- Ни хрена! А где штаны?!

- Я ж тебе говорю, Анабабс с тебя снял штаны, пока ты тут отдыхал.

- Зачем ему?

- А затем. Он над тобой издевается. Захотел над тобой посмеяться.

- Посмеяться? - Иогафон сдвинул брови к носу.- ...Что-то я ничего не пойму. Башка трещит. У тебя, борода, выпить нету?

- На, выпей.- Альпухар подал Иогафону флягу с вином.

Иогафон вытащил зубами пробку, выплюнул ее и двумя гигантскими глотками осушил посуду.

- Теперь живой.- Он облегченно вздохнул.- Ну, рассказывай, чего хотел.

- Рассказываю еще раз. Пока ты тут лежал, мимо Анабабс со свитой ехал. Он с тебя для смеха штаны снял и увез. А дома у себя на осла их напялил, поил этого осла из ведра водкой и всем говорил, что этот осел - это ты, Иогафон Сильный. А потом он этого пьяного осла в твоих штанах зарядил в катапульту и выстрелил им в воздух. А потом всем хвастал, что и с тобой самим также вот разделается.

- А почему на тебе моя шляпа? - Спросил Иогафон.

- А, забыл совсем! - Не растерялся Альпухар.- Он еще и шляпу на осла надевал. А я ее незаметно снял, чтобы тебе вернуть.

- Ничего себе! Анабабс - говно какое! Мы с ним вместе выпивали, а он мне после этого - такое! Вот говно!

- Держи шляпу,- Альпухар снял шляпу и протянул ее Иогафону.

- Я после осла не надену.

- Это кто осел? - насупился Альпухар.

- Да не ты. А тот осел, с которого ты снял.

- Ааа. А то я сразу не понял.

Иогафон поднялся и поприседал, разминая затекшие ноги.

- До завтра отойду окончательно,- сказал он,- и все - поеду Анабабсу мстить. Он еще пожалеет. С выпившего штаны снимать?! Это ему дорого обойдется! Сейчас пойду в замок и распоряжусь готовиться к нападению. Ну, держись, Анабабс! - Иогафон погрозил кулаком.- ...У тебя, борода, выпить не осталось?

- Больше не осталось.- Ответил Альпухар.

- Тогда пойду домой...Стоп.- Иогафон перестал приседать.Как же я теперь без штанов пойду? Негоже королю перед толпой без штанов появляться. Что же делать?

- Есть выход. Можно штаны на время у моего адъютанта снять, у маркиза Германуса.

- Вот спасибо.- Обрадовался Иогафон.- Ты, маркиз, не сомневайся, мне только до замка дойти, а там я тебе штаны верну.

Маркиз покорно снял штаны и протянул их Иогафону Сильному. Иогафон взял штаны и внимательно их осмотрел.

- Недлинные какие-то.- Сказал он.- Что это за фасон такой, голоногий?

- Это мода теперь такая, для адъютантов. Летние адъютантские штаны. Элегантные.- Пояснил Альпухар.

Иогафон махнул рукой и надел.

- Как по мне сшитые.- Удивился он.- Только коротковаты.- Он сунул руку в карман и вытащил оттуда свою круглую королевскую печать. Иогафон нахмурился. - Эй, маркиз, откуда это у тебя в штанах моя круглая королевская печать?

Маркиз покраснел и что-то невнятно забормотал.

- Да это мы подобрали.- Сказал Альпухар.- У осла из кармана выпала, когда он из катапульты летел. Я подумал - тебе она еще пригодится.

- Спасибо.- Иогафон сунул печать обратно в штаны.- Ну, пошли ко мне.

Иогафон Сильный пошел вперед, сверкая голыми коленками. Альпухар медленно тронулся за ним. Маркиз Германус обвязал бедра курткой и побежал вслед за королями.

 

Альпухар Длиннобородый и маркиз Германус стояли на балконе замка Иогафона Сильного.

- Вон за тем лесом еще мили три-четыре до Элеоноры.- Альпухар мечтательно вздохнул.- Элеонора, Элеонора, тебя, быть может, увижу скоро...О, Германус, придумал! Я ей стихи сейчас напишу. Подарки утонули, а я ей стихи подарю. Она стихи почитать любит. Доставай, маркиз, бумагу и записывай. Диктую. Значит так...

Элеонора,Элеонора!
Тебя, быть может, увижу скоро,
Мой гиацинт благоуханный,
Тобой я наслаждаюсь постоянно.

О, несравненный мой тюльпан,
Амур достанет свой колчан,
Стрелу он вытащит оттуда,
Запустит ту стрелу,
И раненый я буду,

Пробитый в сердце той стрелою,
Я истеку горячей кровью.
Любовь к тебе меня погубит.
Меня поймет, замужнюю кто любит.

О, эта пытка наслажденьем,
Хожу я бледный, словно привиденье,
Я в поле чистом падаю на травы.
Любовь - приятная, но сильная отрава...

- Записал?

- Так точно, Ваше Величество.

- Смотри, не потеряй.

На балкон вышел переодевшийся Иогафон Сильный.

- Держи, маркиз, твои штаны. Спасибо, выручил. Отужинать не желаете?

- В принципе, с удовольствием,- сказал Альпухар.

- Ну, тогда пошли за мной.

Хозяин и гости уселись за накрытый стол.Слуга налил всем по большому кубку красного вина.

- Ну, со свиданьицем.- Сказал Иогафон и выпил.

Альпухар пригубил вино и поставил кубок на стол.

- Э, э, так не пойдет.- Заметил Иогафон.- Первую - до дна.

Альпухар пожал плечами и допил вино.

Слуга снова наполнил кубки.

- Согласно королевскому указу - пьем по второму разу.

Поехали. - Объявил Иогафон и выпил.

Альпухар отпил немного и поставил кубок.

- Второй кубок вина пьется категорически до дна!

Альпухар допил.

- Это ты сам, что ли, тосты сочиняешь? - Спросил он.

- Только некоторые. А в основном, мой папаша. Он это все еще до того, как я родился сочинил. Талант. Я когда подрос уже - бывало, сядем с ним за стол вино пить - так из него тосты так и сыпятся.

Слуга наполнил кубки.

- Кто выпивает третий раз, тому любая дама даст! - Произнес Иогафон и выпил.

Альпухар и маркиз переглянулись и осушили кубки. Слуга наполнил кубки снова.

- Ну и здоров ты пить, Иогафон!

- Естественно. - Иогафон закусил помидором. - А вы, собственно, куда направляетесь?

- На побережье едем. Отдохнуть. Меня там, в принципе, мой друг ждет, принц Фурьян Корнакес. Вот к нему и едем.

- А. Я там отдыхал однажды. Природа красивая. И море теплое. Я месяц не просыхал. Предлагаю за это выпить. Имею намеренье твердое - опрокинуть с вами четвертую!

Альпухар отодвинул от себя кубок:

- Мы все. Нам ехать нужно.

- Так не пойдет.- Отрезал Иогафон.- Я что, по-вашему, один должен пить? Я же не алкоголик.

- Хорошо,- махнул рукой Альпухар,- по последней и все.

Они выпили, и слуга снова наполнил кубки.

- Так вы, значит, на побережье собрались? - Спросил Иогафон. - Ага.- Альпухар икнул.- Там, говорят, бабы отличные. Корнакес пишет - там ими все кишмя кишит... Что-то я перебрал...Голова кружится.

- Ты, чтоб голова не кружилась,- предложил Иогафон,- в другую сторону голову поворачивай. Она у тебя в одну сторону кружится, а ты ее в другую сторону поворачивай. Я из-за этого способа в одну интересную историю попал. Давайте выпьем, а после я расскажу. Кубок пятый не пьет только горбатый! Иогафон выпил.

Альпухар и маркиз тоже выпили.

Слуга наполнил кубки.

- Ну так я рассказываю. Приезжает ко мне как-то мой шурин Полудокл Толковый. И мы с ним запили. Неделю пьем. Пьем другую. На третью, короче, неделю я шурину говорю: "Поехали,говорю,- к Анабабсу, у него пить...

- Ты помнишь, чего Анабабс с твоими штанами сделал? - Перебил его Альпухар.

Иогафон нахмурился:

- Это ты про осла что-ли? Завтра встану и Анабабсу крышка! Хорошо, что ты напомнил. Выпьем за нашу победу. За победу над врагом пустим рюмочку кругом! - Иогафон выпил.

Слуга наполнил кубки.

- Короче, продолжаю. Поехали с шурином к Анабабсу пить. Приехали к Анабабсу и пили еще две недели...

- Он тебе катапульту показывал? - Поинтересовался Альпухар.

- Да я не помню. Может и показывал, а я не запомнил.

- Не помнишь, а рассказываешь. - Альпухар укоризненно поднял палец.

- Ну, извини, извини... Очнулись мы на третью неделю с шурином Полудоклом в Зурабском лесу. Не помним - как туда попали...

- Не помнишь, а рассказываешь.- Снова вставил Альпухар.

- Мы - как туда попали не помним, а дальше помним.

Просыпаемся мы, короче, в Зурабском лесу...

- А, знаю, знаю, ик! - Альпухар пьяно прищурился.- Просыпаетесь, а у вас воронки в ушах!

- Какие воронки?

- У Зураба надо спать осторожнее. Он воронки в уши вставляет.

- Зачем он их вставляет?

- А я не помню, - Альпухар развел руками.

- Может, он через них вино наливает? - Предположил Иогафон.

- Может и наливает.- Согласился Альпухар.- Ты не помнишь, Германус? - Он повернулся к маркизу. Маркиз спал, подперев голову рукой. - Спит. Напился и спит. - Альпухар толкнул маркиза в бок. Маркиз пошатнулся и стукнулся лбом об стол.

- Тут яма, Ваше Величество...Лошади тонут...- Забормотал он во сне.

- Слабак твой маркиз.- Сказал Иогафон.- Давай вдвоем выпьем за сильных и абсолютных монархов.

Они выпили.

Слуга наполнил кубки.

- Ты что-то там рассказывал вроде и не закончил.- Напомнил Альпухар.- Расскажи.

- А про что?

- А хуй его знает. Про лес, кажется. Я люблю про природу слушать. Про природу и про любовь.

- Точно, я про лес рассказывал. Устроили мы как-то с моим шурином Полудоклом Толковым в лесу пикник. Развели вот такой костер огромный. Зажарили барана. Напились и уснули. Просыпаемся...

- ...в ушах - воронки.- Перебил Альпухар.- Это ты уже

рассказывал.

- Воронок я чего-то не помню.

- Не помнишь, а рассказываешь.

- Ну извини, извини... Может, выпьем?

- Может и выпьем.

- Ну давай тогда.

Они выпили.

Слуга наполнил кубки.

- Ну вот, слушай. Просыпаемся мы с Полудоклом - все уже съедено и выпито. Пошли мы в замок пить. В замке мне Полудокл говорит: "Мне жениться надо." "Зачем?" - спрашиваю. "Положено,- говорит,- возраст пришел". "Хочешь,- говорю ему,на моей сестре женись. У нее тоже уже лет десять как возраст пришел. Женись на ней, будем чаще встречаться." Он говорит: "Давай." Вот он и женился спьяну. А когда протрезвел рассмотрел какая она страшная и обиделся на меня - страсть. "Ну,- говорит,- ты мне и подсунул супругу". А я ему отвечаю: "Зато будем чаще видеться."

- Любовь,- сказал Альпухар,- это отрава... - Он упал со стула и уснул.

Иогафон принес из спальни плед и прикрыл им Альпухара.

Иогафон Сильный

Утром Альпухар проснулся первым. Он с трудом вылез из-под стола и сел на стул. Все тело ныло, мысли путались. Альпухар макнул палец в кубок с недопитым вином и смочил виски. Слева кто-то засопел. Альпухар с трудом повернул голову и заметил рядом на стуле спящего Германуса.

Альпухар вытащил из кармана часы на цепочке и нажал на кнопку. Крышка часов открылась, заиграла приятная мелодия. Альпухар застонал и захлопнул крышку. Он посидел еще немного, потом собрался с силами, снова нажал на кнопку, быстро взглянул на циферблат и захлопнул крышку.

- Маркиз, проснись, ехать пора.- Король толкнул ногой стул под Германусом. Стул опрокинулся и Германус оказался на полу вверх ногами.

- Ваше Величество, по нам стреляют! - Маркиз вскочил на ноги и ошалело разинул рот.

- Дурак, чего орешь?! - Альпухар схватился за голову и прошептал.- Ехать пора...Отправляемся.

- Есть, Ваше Величество, отправляться.- Прошептал в ответ Германус.

В залу вошел Иогафон Сильный в ночной рубашке и с мокрым полотенцем на голове.

- Как спалось, гости дорогие? - Он подошел к столу и заглянул в кувшины.- Эй, слуга! Наливай!

Слуга наполнил кувшины.

- Давайте, друзья мои, поправимся и будем здоровы. Если утром сохнут губы, значит надо выпить кубок! - Иогафон выпил и сразу порозовел.- А вы, друзья мои, чего не пьете?

- Да я уже смотреть на это не могу! - Отрезал Альпухар.- Меня тошнит.

- Когда тошнит сверх всякой меры, тебя спасет стакан мадеры! Понял?

Маркиза Германуса стошнило под стол.

Альпухар вышел на балкон. На свежем воздухе ему стало немного полегче.

Сзади подошел Иогафон Сильный со слугой. На подносе у слуги стояли два полных кубка вина.

- Вот и я люблю на свежем воздухе выпить.- Сказал Иогафон. - Когда в организме вчерашнее бродит - выпить неплохо, мой друг, на природе. Давай, борода, на балконе выпьем. А то в зале твой маркизус харч мечет. Вонь жуткая. Не будем ему мешать.

Альпухар с трудом сдержался.

- Ты чего такое лицо сделал? - Нахмурился Иогафон. - Тебе что, у меня не нравится? А? Нет, ты скажи.

- Нравится. Но пить не буду.

- А не хочешь - не пей.- Иогафон выпил. - А может, выпьешь все-таки? Кто носом вертит от вина - не понимает ни хрена!

- Иогафон, нам ехать пора. Дай лошадь.

- Лошадь дам... - Иогафон почесал подбородок. - Нет, не дам. Вот выпьешь со мной - дам лошадь. А так - не дам.

Альпухар стиснул зубы:

- Не знал я, что ты такой! Ладно, наливай.

- Уже налито. Давай с тобой промочим горло, чтоб наши все враги подохли!

- Не в рифму,- заметил Альпухар, вытирая губы.- На "горло" лучше "промокли" рифмуется. Давай с тобой промочим горло, чтоб наши все враги промокли.

- Рифма отличная. Но смысл теряется. Лучше уж тогда так...Давай с тобой...это...скажем, протрем бинокли, чтоб наши все враги подохли...Выпьем?

- По последней и давай лошадь.

- Кто пьет, как конь, кто пьет, как лошадь, тот, верно, человек хороший!

Альпухар выпил вина и подумал: "Подозрительно как-то. Зураб меня музыкой довести хотел. Этот - виршами одолевает. Подозрительно. Надо уносить ноги."

- Ты случайно музыкой не увлекаешься? - Спросил он.

- А что?

- Так просто спросил.

- У меня сестра увлекалась. Я, бывало, пью с шурином, а она напротив усядется назло и арфу свою щипает, чтобы мы быстрее закруглялись. Доводила нас, ведьма.

- Пошли за лошадью?

- Пошли.

Прихватив бледного маркиза, они спустились вниз.

Иогафон Сильный распорядился насчет лошади для Германуса.

- Ты про Анабабса-то не забыл, Иогафон? - Спросил Альпухар, забираясь на лошадь.

- Погоди...- Иогафон наморщил лоб. - Это про осла, если не ошибаюсь?

- Про осла, про осла.

- Я ему этого никогда не забуду. Сегодня же поеду ему мстить. Или завтра, в крайнем случае. Он от меня не уйдет.

- Смотри, не забудь.

- Не забуду.

- Ну, бывай. Спасибо за угощение.

- А то приезжайте еще. Чаще надо видеться. Живем, вроде, рядом, а видимся редко.

 

Альпухар и маркиз въехали в лес. Германус неожиданно остановился и слез с лошади.

- Ты что, маркиз? - Спросил Альпухар.

- Не могу, Ваше Величество. Меня на лошади укачивает. Я лучше пешком пойду.

- Надо тебе было вина выпить. Я вот выпил и меня не укачивает...- Альпухар задумался. - Скоро-скоро я буду лобзать мою прекрасную Элеонору...Ну чего, полегче тебе?

- Вроде, полегче... Ваше Величество, вы не будете ругаться?

- Смотря за что. Если, например, лошадь опять хочешь утопить, то буду ругаться.

- Нет, Ваше Величество, лошадь тут не при чем.

- Тогда не буду.

- У меня, Ваше Величество, печать в штанах осталась. Круглая королевская печать Иогафона Сильного. Будем возвращаться или как?

- Никак. Не будем возвращаться. Возвращаться - плохая примета. А что у тебя печать осталась - так это даже хорошо. Я ее Элеоноре подарю. Пусть порадуется... Жаль, шляпу забыл у Иогафона попросить. Без шляпы - несолидно.

- Может, не надо вам было, Ваше Величество, тогда каску Анабабсову выкидывать. Лучше все же, чем ничего.

- Дурак ты, маркиз! Кто ж к любовнице в каске ездит?!

Они выехали из леса и поскакали по полям.

Вскоре впереди показался замок Кришнахана 14-го Громкого. Они остановились неподалеку от замка и спрятались за кустами. Маркиз Германус отвел лошадей в овраг, привязал их к сломанной ели и вернулся к Альпухару.

- Чего делать, маркиз, будем? - Альпухар вытащил из кармана письмо Элеоноры и перечитал еще раз.- ...Короче, я так понимаю - Кришнахан вроде должен был уехать. А вроде и нет. Тем более - когда и насколько - тоже не ясно. Может, он и вернулся уже. А может, никуда и не уезжал. Делаю вывод - ехать напролом рискованно. Нет никакой уверенности, что его нет. Давай подождем дотемна и сходим в разведку.

Когда стемнело, король Альпухар Седьмой и маркиз Германус отправились на разведку.

Незамеченными они добрались почти до самых ворот и спрятались за деревом. У ворот стояли вооруженные до зубов стражники.

- Нужно их как-то отвлечь.- Прошептал Альпухар.- Сделаем так. Ты, маркиз, сейчас переползешь на ту сторону дороги и с той стороны станешь шуметь и кричать, будто тебя режут. Стража услышит и пойдет посмотреть - кого это там режут, а я тем временем проскользну в замок.

- А если, Ваше Величество, они меня поймают?

- А ты скажи, что разбойники убежали. Скажешь, что разбойники-де тебе штаны оторвали. Они и поверят.

- Понял, Ваше Величество.

- А раз понял - переползай. С Богом.

Маркиз Германус лег на живот и пополз по дороге. Не успел он ее переползти и спрятаться в кустах, как послышался топот копыт и мимо, по дороге к замку, проскакал король Кришнахан 14-ый со свитой.

- Открывайте ворота, уроды! - заорал он.- Ваш король вернулся.

Стражники засуетились и резко раскрыли ворота. Король Кришнахан со свитой заехали внутрь и ворота за ними закрылись.

- Ой! Ой! Помогите! Ка-ра-ул! Ре-жут! Ре-жут! - Раздался из кустов истошный голос маркиза.

- Заткнись, дебил! - Зашипел на него с противоположной стороны Альпухар. - Надо было раньше орать! Теперь-то и так понятно, что Кришнахан в замке.

- Орет кто-то в кустах.- Послышался от ворот голос стражника. - Вдарь по этому крикуну из мушкета.

Грянул выстрел.

Альпухар и маркиз Германус бросились бежать.

Добежав до оврага, они упали на землю и долго не могли отдышаться.

- Чуть не убили из-за тебя! - Зло сказал Альпухар. - Для чего ты орать-то начал?

- Так вы же приказали, Ваше Величество.

- Дебил ты, маркиз, и есть.- Король помолчал.- Ладно, главное мы выяснили - Кришнахан, к сожалению, дома. И, выходит, зря мы сюда ехали. - Альпухар поднял с земли палку и сломал ее об колено.- Но я не отступлю...Есть план. Ты, маркиз, печать иогафоновскую еще не потерял?

- Тут она, Ваше Величество, в кармане.

- Отлично. Доставай бумагу и перо. Пиши:

" Кришнахану 14-ому Громкому от Иогафона Сильного.

Я, Великий и Могучий император Иогафон Сильный, объявляю тебе, грязный пачкун и выродок, смертельную войну. Ты, вонючка, уже давно меня раздражаешь, и я намереваюсь надрать тебе задницу. Чаша терпения переполнена, и ты, старый козел, у меня дождешься. Выезжай сейчас же биться на Бычью Поляну. А если ты, ишачья задница, обосрешься и попытаешься отсидеться в замке, то к утру ко мне присоединятся Анабабс Длинный, Зураб Меченосец и мой шурин Полудокл Толковый. И тогда тебе точно крышка. Скачи быстрее, я жду тебя, сука.

Король-Солнце Иогафон Сильный."

- Написал?

- Так точно, Ваше Величество.

- Поставь печать.

Маркиз подышал на печать, приложил к листку.

- Готово? Отнесешь это письмо Кришнахану, вроде бы ты не маркиз Германус, а гонец Иогафона Сильного. Кришнахан должен на это оскорбление клюнуть и уехать сражаться. Ты же постарайся как-нибудь предупредить Элеонору, что я приехал и жду свидания. Сам оставайся в замке, а я, как только Кришнахан уедет, проберусь к Элеоноре. Все понял?

- Так точно, Ваше Величество. Гениальный план.

- Тогда езжай.

 

Германус вскочил на лошадь и скрылся в темноте.

Вскоре он подъехал к воротам.

- Эй, стража,- закричал маркиз,- открывай ворота!

- Ты кто такой грозный?

- Я - посланник Короля-Солнца Иогафона Сильного. Везу срочное послание вашему королю.

Стражники открыли ворота и пропустили маркиза Германуса внутрь. Маркиз спешился:

- Ведите меня к королю. Имею для него срочное известие.

Его провели в королевские покои.

 

Король Кришнахан и королева Элеонора Блюмерляндская ужинали за длинным столом.

Маркиза подвели к королю.

- Кто таков? - Спросил Кришнахан, откусывая от бараньей ноги.

- Гонец Его Величества Короля-Солнца Иогафона Сильного.

Кришнахан уронил баранью ногу и громко заржал:

- Слышишь, Элеонора, Иогафон Сильный - Король-Солнца! Допился!

- Извольте вести себя как следует.- Покраснела Элеонора.- Вы брызжете слюной, у вас изо рта все падает, вы хватаете меня жирными руками! Извольте успокоиться!

- Да нет, ты послушай! Король-Солнце Иогафон Пьющий! Давай, гонец, сюда письмо. Повеселимся.

Маркиз подал скатанный в трубочку листок.

Кришнахан вытер руки об камзол и принялся читать.

Убедившись, что король отвлекся, маркиз Германус стал подавать королеве Элеоноре условные знаки. Для начала он несколько раз ей подмигнул.

Королева недоуменно вскинула брови.

Увидев, что его не понимают, маркиз скорчил хитрую гримасу и приложил палец ко рту.

Элеонора положила вилку на стол.

Маркиз похлопал себя рукой по сердцу и чмокнул губами, а потом показал большим пальцем за спину.

Элеонора Блюмерляндская раскрыла от удивления рот.

Тогда маркиз стал прикладывать руки к подбородку, изображая длинную бороду.

В это время Кришнахан закончил читать, побагровел и швырнул письмо на стол.

- Нет, я не понимаю! Я не верю своим глазам! Этот забулдыга пишет мне такие слова! У меня язык не поворачивается, дорогая, повторить - чего он мне написал! На вот, лучше прочитай сама.- Он подвинул письмо королеве.

Королева быстро пробежала письмо глазами и тоже покраснела:

- Неслыханное хамство! С каких это пор всякие непромытые пьянчужки позволяют себе писать такие письма в приличные дома?

- Так это ты, значит, принес нам этот пашквиль? - Обратилась она к маркизу.

Германус радостно закивал головой.

- Дорогой,- сказала Элеонора Кришнахану,- вели повесить этого негодяя. Тем более, что пока ты читал, он над нами издевался. Мало, что он посмел принести эту пакость, он и ведет себя вызывающе!

- А что он сделал? - Спросил Кришнахан.

- Пока ты читал, он стоял и корчил рожи.

- Стража! - Закричал Кришнахан. В залу вбежало несколько плечистых стражников.- Взять его! И повесить немедленно! Стражники скрутили маркиза и уволокли его.

- Морды он, видишь ли, корчит! - Зло хмыкнул Кришнахан.Посмотрю я, какая у него завтра морда будет на веревке...Так как ты считаешь, дорогая, мне уже ехать или не ехать?

- Если, в чем я сомневаюсь, в тебе осталась хоть капля достоинства, ты должен немедленно ехать и рассчитаться с этим забулдыгой. Впрочем, такое слово как достоинство - для тебя пустой звук.

Кришнахан закурил сигару:

- Напрасно ты так обо мне думаешь. Сейчас я докажу тебе, что достоинство для меня - не пустой звук. Сейчас я выкурю последнюю сигару и ты увидишь.- Кришнахан глубоко затянулся.Хорошая сигара. Крепкая и ароматная...Нет, я, право, возмущен! Какой-то опустившийся пьяница пишет мне такое. Значит, ты считаешь - надо ехать? А может, это не серьезно - с пьяницей связываться? Возможно, он просто выпил лишнего и написал эту чушь, а завтра будет жалеть и нового гонца пришлет извиняться? А я, выходит, ему уже отомстил - одного гонца уже повесил. Он надолго запомнит этот урок! Пожалуй, я не поеду... Утро вечера мудренее. Правда ведь, дорогая?

Элеонора смерила супруга уничтожающим взглядом:

- Я не сомневалась, что ты окажешься ничтожеством. И надо же мне было выйти замуж за такого низкого человека, загубить свои лучшие годы?!

- Ну ты уж прямо...Слишком все это утрируешь. Так нельзя. Я же не отказываюсь, в принципе. Я, конечно, готов дать отпор хаму. Сейчас покурю и того...Но ты сама посуди - это же смешно. Мне, например, очень даже смешно. Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Король-солнце Иогафон. Ха-ха-ха! Король, ха-ха-ха, солнце!..Мы сейчас с тобой отправимся спать, а назавтра встанем и вместе

посмеемся.

- Нет, я не могу больше этого выносить! - Элеонора вскочила из-за стола.- Изо дня в день одно и то же, одно и то же! Кто бы знал, как я страдаю! У тебя нет ничего святого! Никакого понятия о чести! Ты - свинья, форменная свинья!

- Ну ладно, ладно...Зачем же ты...Такие слова? Все - я покурил и еду.- Кришнахан поплевал на окурок и бросил его на пол.

Элеонора заломила руки:

- Сколько раз я тебя просила не разбрасывать где попало свои вонючие паршивые окурки?! Грязный несносный человек! Она застонала.

- Я не понимаю, чего ты так нервничаешь? Не волнуйся уберут. Эй, слуги, подметите окурок!.. Вот и все. Стоило из-за этого убиваться?

Кришнахан 14-ый Громкий бросил на стол салфетку.

- Слуги! Бегите к маршалу Вассерману! Передайте ему мой приказ - поднимать войско. Готовность номер один! И чтоб все было - как следует! - Он покосился на Элеонору.- А то голову, к свиньям, оторву!.. Вот видишь, дорогая, я уже собираюсь. А ты переживала.

Кришнахан снял со стены кольчугу и меч, положил их на стол. Потом сходил в соседнюю залу, принес оттуда массивную рогатую каску гамзейской стали, сапоги со шпорами, высокое седло и колчан. Кришнахан свалил все на стол, вытер пот со лба.

- Уфф! Вот я и собрался. Зря ты, дорогая, сомневалась в своем муже. Ну, поцелуй меня на прощание, пока я не оделся.

Элеонора сверкнула глазами и, опершись кулаками на стол, прошипела:

- Не знаю, что надо иметь в голове, чтобы грязные сапоги и прочую дрянь класть на стол! - Она сорвалась на крик.- За что?! За что я страдаю?!

- Да чего ты кипятишься? - Растерянно произнес Кришнахан.- Я все принес, положил вот на стол, чтобы ты видела, что я собираюсь...

- Собираешься, говоришь?! - Элеонора схватила со стола рогатую каску. - Собираешься?! Иди во двор собираться, кровосос! - Она подбежала к окну и швырнула каску вниз.

- Ну зачем ты так? - Обиженно сказал Кришнахан.- Зачем каску-то выкидывать? Каску-то выкидывать зачем?

- У-у, не могу я больше тебя видеть! - Элеонора выбежала из залы и хлопнула дверью.

eleo_blumer.jpg (8214 bytes)

Альпухар Седьмой Длиннобородый сидел на поваленном дереве, курил трубку.

"Что-то Кришнахан не выезжает,- думал он.- Пора бы ему было уже отправляться...Может, маркиз чего напутал? - Альпухар выбил трубку о сапог и сунул ее в карман.- Не могу больше терпеть. Пойду на разведку." - Он встал и решительно зашагал к замку.

Неподалеку от ворот Альпухар спрятался за дерево, ожидая удобного случая, чтобы проскользнуть в замок. Удобный случай скоро представился. Стражники пошли отлить в кусты. Альпухар проскользнул в ворота и оказался во дворе замка.

Во дворе суетились солдаты.

"Отлично! - Подумал Альпухар. - Сработало. Еще немного подожду, и Элеонора одна останется.- Он поднял голову.- Вот ее окно. Хорошо бы она в нем показалась. Хорошо бы увидеть ее хоть краешком глаза. Как я соскучился по моей нежной Элеоноре. - Не спуская глаз с окна, Альпухар подошел поближе к стене.Ну покажись же, Элеонора! Ну выгляни хоть на миг! Я так долго ехал к тебе. Я несколько раз был на краю гибели. И вот я здесь, под твоими окнами. Я обожаю тебя, моя ненаглядная, моя благоуханная роза! Ты навсегда пленила меня, ты лишила меня покоя и сна. Я никогда раньше не думал, что любовь бывает такой! Любовь - это сильная, но приятная отрава."

Из окна вылетела массивная рогатая каска и стукнула Альпухара по голове.

- Ой!...

 

ЭПИЛОГ

Ночью Кришнахан 14-ый Громкий отправился со своим войском к Бычьей Поляне, но Иогафона Сильного там не обнаружил. Он немного подождал и поехал к Иогафоновскому замку, но и в замке Иогафона не оказалось. Иогафон в это время уехал со своим войском мстить Анабабсу Длинному, но Анабабса дома не застал, потому что нетерпеливый Анабабс Длинный поехал со своим войском нападать на Зураба Меченосца. Но Зураба Меченосца не было дома, так как тот уехал на похороны к своему дальнему родственнику Агупте 4-ому Ласковому. Анабабс Длинный огорчился и вернулся назад.

Иогафон Сильный, не дождавшись Анабабса, поехал домой и запил.

Кришнахан 14-ый Громкий вернулся к Элеоноре и заявил ей, что Иогафон струсил и убежал, уклонившись от сражения.

Той роковой ночью стражники Кришнахана обнаружили под окнами замка труп неизвестного мужчины. Чтобы не было лишних вопросов со стороны монарха, стражники потихоньку вынесли труп за ворота и закопали его неподалеку от замка.

В течение последующего года всюду искали короля Альпухара Седьмого Длиннобородого, который куда-то уехал с маркизом Германусом и не вернулся. Спустя год, поиски прекратили.

Дядя Анабабс Длинный получил в наследство королевство Альпухара. Объединив свое войско с войском племянника, он покорил Зураба Меченосца, Иогафона Сильного и его шурина Полудокла Толкового.

Обладая такими значительными территориями и огромным войском, Анабабс Длинный вероломно напал на Кришнахана 14-го Громкого и пленил его в неравном бою. Расправившись с Кришнаханом, Анабабс Длинный взял Элеонору Блюмерляндскую в жены.

Элеонора родила ему сына и назвала его Альпухаром, в честь своего пропавшего возлюбленного Альпухара Седьмого Длиннобородого.

 

вернуться в НАСТУПЛЕНИЕ КОРОЛЕЙ