к содержанию

Белобров-Попов
ПОДЪЕМ ПЕРЕВОРОТА

отрывок

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
В ЛОВУШКЕ


Ленин завернул за угол и увидел на дороге тех двух разбойников, которые его раздели. Ленин хотел было забежать обратно за угол, пока его не заметили, но вспомнил, что у него теперь есть наган, и остановился. Сейчас я верну награбленное, и главное - кепку, чтобы войти в Смольный как человек. Он вытащил пистолет, прицелился сначала в того, который был в пальто Бонча, но передумал, прицелился в другого, и выстрелил. И промахнулся.

Разбойники подпрыгнули и побежали в темноту.
- Тикаем, Митрич!
- Стой! Не уйдешь! - Ленин бросился в погоню, продолжая стрелять.
Стреляя на бегу, он попал в почтовый ящик, в фонарь, в витрину магазина «КОЛБАСЫ ГОСПОДИНА А. Г. КОСИНА», в афишную тумбу, и потерял один тапочек. На этом патроны закончились.


Ленин нажал на курок, наган щелкнул и не выстрелил.
Митрич остановился.
- Стой, Сапог, у него, кажись, патроны закончились! Пошли назад его убьем!
Сапог отпустил пальто, которое приподнял пока бегал, и повернулся:
- А и пошли тогда. Нельзя таким гадам допускать жить на белом свете, которые по людям палят!
Ленин побежал назад.
Бандиты кинулись за ним.
Митрич снял с плеча ленинские ботинки, раскрутил над головой и кинул в Ленина же.
Ботинки, просвистев у Ильича над головой, врезались в стену. Ленин, не думая, схватил их и юркнул в подворотню. Вбежал в какой-то подъезд, помчался вверх по лестнице.
- Помогите! Убивают! - орал он, кидаясь на двери и стуча по ним ботинками.


На предпоследнем этаже дверь одной квартиры оказалась не заперта. Ленин ударил по ней плечом и влетел внутрь. Захлопнул дверь и сел, привалившись к ней спиной.
На лестнице хлопнула парадная дверь. Послышался топот и голоса:
- Куда он подевался?
- Как сквозь землю...
- Ну и хрен с ним! Пошли в кабак водку кушать...
- Дык он у меня ботинки украл!
- А зачем ты тогда их в него кинул?
- Так... чтоб не ушел...
- Чтоб не ушел, надо было камень бросать! Или ножик. Что ж ты ножиком в него не кинул?
- Не сообразил. Мне сразу ботинки под руку попались...
- Прежде надо башкой подумать, а потом руками делать...
- Ты меня не учи, а то я тебе сейчас того... кадык вырву!
- Да ладно тебе... Пошли водку кушать... И то уже в брюхе урчит...
- Однако, опять ты меня, знаешь, надул!
- Это как это?
- У тебя вона пальто длинное, а я ботинок лишился!
- Я надул! У него у самого кепарик модный и шапка на голове с ушами, а у меня пальто
неудобное, в котором бегать нельзя! Вот в кабак дойдем, так я его сразу и пропью, чтоб не мешало!
- Ладно, тогда пошли уже...
Шаги стихли.
Внизу хлопнула дверь.

Ленин прислушался, но больше ничего не услышал. Он посидел, раздумывая
над тем, что его, кажется, пронесло, и над тем, что дальше делать, что будет дальше с ним, с Россией, и, конечно, с революцией, которая сейчас происходит неуправляемо. Эта последняя мысль заставила Ленина встать и дернуть дверь, чтобы не теряя времени уже идти!
Дверь не открылась.
Ленин подергал.
Дверь не открылась.
Он начал щупать, где она открывается.
Щупал, показалось, долго. И ничего не нащупал.
Он прощупал всю дверь еще раз и теперь знал, что без ключа ему двери не открыть.
Тогда Ленин стал щупать по стене рядом с дверью, чтобы нащупать ключ на гвоздике, или выключатель электричества. И снова ничего не нащупал.

Тогда Ленин задумался, как быть.
Сам я отсюда не выберусь. А если буду сильно шуметь, то могу разбудить хозяев, и они, приняв меня за вора, еще чего доброго убьют меня. Но раз я сам не выберусь, то надо пойти и разбудить их, чтобы они меня выпустили. Но если я их сам стану будить, то они опять примут меня за грабителя и начнут орать… А чтоб не орали, нужно их запугать… Я им пригрожу пистолетом.
Ленин вытащил пистолет и вспомнил, что патроны кончились.
Ну и ладно, стрелять-то я и не собираюсь. А в случае чего, можно врезать по лбу рукояткой…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
РАЗГОВОР С ЛЕНИНЫМ

Ленин, перебирая по стене одной рукой, двинулся вперед по темному коридору в неизвестность.
Скоро он нащупал угол и повернул направо.
Впереди внизу засветилась полоска света. Ленин понял, что за дверью кухня или комната. Или уборная, куда бы Ленину давно хотелось сходить. Из-за эмоций его сегодня немного слабило.
Владимир Ильич нашел ручку, поднял пистолет и резко дернул дверь.
В уборной никто не сидел.
Ленин быстро сунул пистолет в карман, прикрыл за собой дверь и присел, стараясь не нашуметь.
Судьба в эту ночь ему пока благоволила. Ленин скоро закончил, застегнул брюки, поднялся и автоматически спустил за собой, а уже потом только понял, что лучше бы ему этого было сейчас не делать. Но воду было уже не остановить. Она из бачка хлынула, как ему показалось, с шумом водопада, сливая все на своем пути.
Наверное, перебудил всех хозяев и их (почему-то представилось ему) огромную злую собаку.
Ленин дернул дверь.
Дверь не поддалась.
Ленин похолодел.
Просрал революцию - скажут!
Ничего хуже представить себе было невозможно. Все ходят в туалет, но не такой же ценой!
Но тут он сообразил, что это он сам закрыл дверь на крючок, когда садился.
Сразу отлегло.
Чуть из-за тебя удар не заработал! - подумал он, скидывая железяку. Резко открыл дверь и
выскочил в коридор на полусогнутых ногах, делая руками с пистолетом влево-вправо.

В коридоре было тихо. Никто опять почему-то не проснулся, хотя он бы, Ленин, на их месте проснулся бы уже десять раз. Он спал очень чутко, и когда Надежда Константиновна ходила ночью в туалет, всегда просыпался. У Ленина стала оформляться в голове неприятная мысль, что
дома никого нет - ни хозяев, ни собаки, и как и когда он отсюда выберется - никому не
известно.
Из-за света из туалета Ленин разглядел дверь, наверное, в спальню. И пошел туда. Он толкнул дверь, прошел внутрь и оказался в спальне.
На кровати кто-то спал. Оттуда храпели. По храпу Ленин определил, что это мужчина.
Ленин подошел, пощупал по кровати рукой, нащупал голову, приставил ко лбу пистолет и сказал:
- Вставайте, хозяин! - представляя, как неизвестный сейчас сядет, а он быстро подставит ему пистолет под подбородок и скажет: Только тихо! Один крик, и вы покойник! А потом обьяснит, что ничего плохого ему не сделает, а только просит по-хорошему выпустить побыстрее из
квартиры.
Но голова усилила храп и повернулась, не просыпаясь.
Ленин растерялся. Этого он не ожидал, положение было какое-то глупое.
- Эй, господин! Просыпайтесь, - Ленин потряс спящего за плечо. - Просыпайтесь немедленно!
Но спящий не просыпался.
Ленин сбросил с него одеяло. Но и это не помогло.
Тогда он вынужден был пойти в кухню и принести оттуда чайник.
- Ну теперь-то вы у меня всенепременно проснетесь! - И Ленин полил на спящего из чайника.
Это подействовало.
Спящий сел на кровати и крикнул:
- Это что еще за шутки?!
- Это не шутки, - сказал Ленин из темноты и приставил ему пистолет под подбородок.
- Вы кто? - спросил хозяин.
- Не ваше дело! Если вы будете вести себя тихо и разумно, я вам вреда не причиню. Вам надо встать и выпустить меня из квартиры.
- Вы вор? Вероятно, вы что-то украли у меня?
- Нет. Я в вашей квартире оказался совершенно случайно. У вас было незаперто. А теперь дверь захлопнулась и я не могу выйти.
- Не заперто? - удивился хозяин. - Гмм... А если не заперто, господин неизвестно кто, это не значит, что нужно вваливаться посреди ночи к людям и тыкать им пистолетом в шею!
- Что-то вы, батенька, раздухарились, - ответил Ленин по-блатному. - Сидите тихо, пока не заработали пулю в живот!
- Ну точно! Ворюга! Дожили! - сказал хозяин ворчливо. - Каждый мазурик может залезть в твою квартиру и пугать тебя из оружия!
- Хватит попусту болтать! От вас требуется просто встать и выпустить меня на улицу, а дальше бубните себе под нос сколько угодно! Я лично не намерен слушать всякую чепуху!
- Не хочет он слушать! - продолжал ворчать хозяин, спуская ноги с постели и вставляя их в тапочки. - Ворвался среди ночи в чужую квартиру, разбудил, угрожает, и еще не хочет слушать! Нет уж, вы послушайте, милостивый государь! Будь вы порядочный человек, вам бы в голову никогда не пришло, вламываться среди ночи в чужую квартиру и все, что дальше!
Встав на ноги, хозяин оказался намного выше Ленина, и Ленину пришлось поднять руку, чтобы продолжать упираться наганом в подбородок. К тому же у хозяина оказалась жесткая борода, которая неприятно щекотала Ленину кисть. Но слова хозяина разозлили его.
- Это вы-то рассуждаете про порядочность?! Вы, который безмятежно спит, когда вся Россия стоит на голове!
- Россия, милостивый государь, может сколько угодно стоять на голове, но у меня есть режим, которым я буду руководствоваться, пока жив! И когда мне по режиму положено лежать на спине,
то я и буду лежать на спине, несмотря на то, что какие-нибудь посторонние ослы стоят в это время на голове или даже кверху жопой!
- Сами вы осел! Я бы на вашем месте прикусил язык! И не говорил бы такие слова человеку, которого вы не знаете! С пистолетом!
- А я вас не боюсь!
- Почему же, позвольте узнать?
- Не почему! Не боюсь и все! Я, милостивый государь с пистолетом, ничего не боюсь и смерти не боюсь! И всегда готов к смерти, потому что у меня с делами все в полном порядке! Я готов в любую минуту спокойно лечь в гроб и прикрыться крышкой!
- Который раз я вижу таких дураков, который безвольно укладываются в гроб! Типичный русский интеллигент!
- А вы, милостивый государь, типичный русский грабитель и вор!
- Лучше грабить таких, как вы, чем пассивно лежать в гробу!
- Вы боитесь смерти, потому что совесть у вас нечиста!
- Черта лысого! Я не согласен умирать когда попало от того, что моя жизнь имеет большую ценность, и чем дольше я проживу, тем больше великих дел сделаю! А ваша жизнь ни кому не нужна, потому-то и все равно, когда вы умрете!
- Вот и видно, какие у вас великие дела теперь! По ним можно судить и обо всех остальных ваших поступках!
- Да какое вы имеете право судить меня и вообще?! Если вы застали человека в уборной и увидели, как он срет, вы что же - будете думать, что всю жизнь он это только и делает?!
- А что, скажете, не делает?
Ленин подумал, что - да, он наверное, не очень удачный пример привел. И опять же, как-то одно нанизывается на другое - туалет, как он его будил… и опять про туалет…
- Это, батенька, демагогия! И я повторяю, что не намерен выслушивать всякую че-пу-ху! У меня нет времени! А вы заставляете меня нервничать! Я могу не выдержать и убить вас к чертовой бабушке!
- Стреляйте! Всегда готов!
Ленин скрипнул зубами и пожалел, что у него нет патронов, он бы с удовольствием пристрелил эту равнодушную к жизни гадину! - Он тыкнул пистолетом в ненавистный подбородок и процедил:
- Немедленно открывайте дверь! Я за себя не ручаюсь!
- Ну и не ручайтесь! - Хозяин зашагал к двери. - Как может ручаться за себя человек, который среди ночи лезет в чужую квартиру?!
Ленин шел сбоку с пистолетом у подбородка хозяина.
У двери хозяин остановился.
- Что вы встали?!
- По крайней мере, я должен включить свет, чтобы найти ключ, - ответил он.
- Включайте, - сказал Ленин, заходя хозяину за спину и приставляя к ней пистолет. - Но если вы повернетесь или выкинете какую-нибудь штуку, я вынужден буду стрелять.
- Хорошо, - ответил хозяин, немного повозился, внезапно распахнул дверь, рванулся вперед и захлопнул ее у Ленина перед носом. Ленин кинулся на дверь, но не успел.
- Ага! Попался, голубчик! - раздался из-за двери торжествующий голос. - Сейчас я спущусь за дворником и мы с дворником поучим тебя уму-разуму! - Хозяин засмеялся, и Ленин услышал, как он спускается по лестнице.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ЛЕНИН НА ТОМ СВЕТЕ

Что делать?!
Ленин побежал обратно в спальню. Нащупал на стене выключатель. Щелкнул. Загорелся свет.
Ленин увидел платяной шкаф, а рядом - дверь на балкон. Он выбежал на балкон, посмотрел вниз.
Спрыгнуть с такой высоты нельзя.
Зато в метре слева был другой балкон.
Когда Ленин выбежал, босая нога, наступившая на кафель, сразу почувствовала холод, и Ленин вспомнил, что он полуодет-полуобут. В коридоре у двери остались его ботинки, отобранные у
бандитов. Но идти исткать их в темноте - времени не было. И тогда Ленин решил взять
что-нибудь подобное из хозяйского гардероба.
Он вернулся в комнату, открыл шкаф, и сразу нашел ботинки.
Для конспирации, пригодится вот этот фрак.
Взял и его, но надевать вещи не стал, а завернул в простыню, завязал в узел и снова выскочил на балкон. Перекинул узел с вещами на соседний балкон, а затем влез на перила и перепрыгнул сам.
Нельзя сказать, что ему не было страшно. Но он еще с юности приготовил себя к тому, что ему не раз будет страшно.
Дверь на соседнем балконе была приоткрыта. Ленин закинул узел за спину, юркнул внутрь и замер...

к содержанию