к содержанию


Белобров-Попов
ВОЗВРАЩЕНИЕ СО ЗВЕЗД

отрывок

 (научно-фантастический рассказ с элементами офигительной философии) 

 

В ресторане было много новых блюд, какие Ефремов еще никогда не видел. За время его полета прогресс и цивилизация здорово шагнули вперед. Появились многослойные разноцветные коктейли со светящимися слоями, появились лимонные пончики, появился салат из древесных грибов, появились коричневые макароны. Ефремову, после тюбиков, которые он столько лет ел, все нравилось. Но больше всего ему понравилась многослойная Кровавая Мэри. Томатный сок, водка, опять сок, опять водка, и снова сок. Геракл никак не мог понять, как можно добиться такой многослойности.

А еще ему нравилось вновь вернувшееся обращение «товарищ».

- Товарищ Геракл, подайте мне пожалуйста перец.

- А расскажите мне, Венера, что творится в мире, как далеко ушел разум?

Как оказалось, пока Ефремов летал, в мире все здорово поменялось. Во-первых, перестали есть говядину, вся мясная промышленность переключилась на слонину, научились клонировать слонов. И все носили недорогие украшения из слоновой кости. В частности, вот у Венеры был на ноге браслет из слоновой кости с черепами. Во-вторых, везде разрешили курить траву. В-третьих, римский папа переехал в Америку. В-четвертых, запретили смотреть крутое порно. В-пятых, во всех странах победили на выборах партии масонов. В-шестых, учредили орден Микки-Мауса. В-седьмых, затопило Англию. В-восьмых, к России присоединили Крым и Украину, кроме Западной. А Западную Украину поделили на пять частей. В-девятых, разрешили групповые браки везде, кроме, конечно, Китая. В-десятых, воскресили Юрия Никулина и сделали его почетным посмертным секретарем ООН. В-одиннадцатых, половину пингвинов перевезли с Южного полюса на Северный, чтобы и там они тоже были. В-двенадцатых, евреи осушили Атлантиду и переселились туда, чтобы им перестали мешать жить. За Израилем остались чисто представительские функции. В-тринадцатых, ученые готовят массовый выстрел по Солнцу, для улучшения климата на Земле. В-четырнадцатых, запретили иметь домашних животных и распорядились, чтобы в течении месяца все сдали их в зоопарки. Благодаря этому, зоопарки процветают. В-пятнадцатых, на сто лет упразднили високосный год. В-шестнадцатых...

Короче, разум капитально ушел вперед, и Ефремов чувствовал себя немного старомодным... Он целовал Венере ручку и говорил, что она прекрасна.

Венера возражала:

- Я же толстая, - говорила она. - Как вы можете так говорить?

- Никакая вы не толстая. Вы женщина с формами наполненными содержанием.

- Это я раньше была с формами, а теперь - стала бесформенной.

- Вы ничего не понимаете. Все мужчины, я полагаю, от вас без ума.

- Вы надо мной издеваетесь!

- Я вам обязательно докажу!

- И как вы это сделаете?

- Смотрите, - Ефремов, который выпил уже три Мэри, взял горчичницу и съел ложку горчицы.

- Вы сумасшедший! Вы отравитесь!

Ефремов не показал вида, как ему на самом деле жгло, просто взял и выпил стакан водки.

- Расскажите о себе, - попросил он, как у собаки, которая долго бегала. - Я о вас совсем ничего не знаю и от этого мне грустно. А вдруг вы исчезнете, как мираж в пустыне, и я даже не буду знать, кто вы и как вас найти. Я стану, как пилигрим, ходить по унылым улицам городов и расспрашивать унылых прохожих, не встречали ли они прекрасную девушку с золотыми волосами, названную именем небесной Венеры. Вы, я знаю, единственная такая на всем свете... И тем труднее вас будет отыскать в многомиллиардной толпе, - Ефремов поцеловал ручку. У него во рту все горело от горчицы. Если бы он сейчас целовал Венеру в губы, получился бы настоящий огненный поцелуй.

- Что же я вам могу рассказать? - Венера подперла руку головой. - Я не знаю, что вам рассказывать. Хотите, я вам расскажу, как летала на Луну?

- Конечно хочу, - Ефремов подумал, что от космоса ему никуда не скрыться. Космос подстерегает его даже в ресторане.

- Тогда за мной ухаживал один тоже полный мальчик Дима, - начала Венера. - Дайте мне, пожалуйста, сигарету. Я так не курю, а когда выпью, люблю покурить одну-две.

- Пожалуйста-пожалуйста.

Венера выпустила дым.

- А он, - продолжала она, - балдел от разных современных штук и девушек с фигурами. И хотел, так сказать, насладиться и тем и этим в комплексе. А я тоже обожаю технику. И полные парни мне, в принципе, тоже небезынтересны.

- А я по-вашему, полный? - спросил Геракл.

- Конечно. Вон у вас какие плечи и руки. Ого! - Венера закрыла и открыла глаза. - Можно, я потрогаю?

Ефремов засучил рукав и напряг бицепс. На бицепсе надулась татуировка сексуальной космонавтки. Венера потыкала в бицепс пальцем.

- Какой вы сильный и надежный партнер. С вами спокойно сидеть в ресторане. Никого не боишься.

- Ты же знаешь, - объяснил Геракл, - в глубокий космос берут только физически крепких... Скоро и ты будешь такая же накаченная, - добавил он, чтобы сделать девушке приятное.

- Значит, я стану мускулистая, как мужчина? - перестала затягиваться Венера.

Ефремов понял, что промахнулся с комплиментом.

- Мужчинам, между прочим, - сказал он, - нравятся женские мускулы. Они действуют на самые нижние чакры. Особенно космонавтам.

- Хочу в космонавтки!.. - Венера вмяла в пепельницу сигарету. - Ну вот. Пригласил меня Дима слетать в тур на Луну, покувыркаться в невесомости. Ну, я согласилась. А чего ж не полетать? Договорились мы встретиться сразу на борту космолета, потому что мне нужно было заехать к подруге за надувным матрасом, потому что мой лопнул...

- Извините, я сейчас, - Ефремов вылез из-за стола и пошел в туалет.

В туалете было все не так, как в космосе. Приходилось снова привыкать к обычной жизни с ее силой тяжести.

- Эй, брат!

Ефремов повернул на звук голову.

В углу двигался негр. Из одного уха у него торчал наушник. Негр слушал музыку, тряс головой и помогал ногой.

- Эй, брат, хочешь приколоться?

- В каком смысле?

- В полном, брат! Приколоться по полной! - Он вытащил из кармана горсть горошин. - Бери, брат! У меня самое чистое и самое дешевое дерьмо! Потому что пацан Билли берет свое дерьмо у диллеров и сам продает! Пацан Билли отвечает за качество, если брату не понравится (а ему понравится), пацан Билли всегда поменяет брату дерьмо на дерьмо бесплатно.

Ефремов подошел поближе и посмотрел на ладонь. По ладони негра катались разноцветные горошины, величиной с мультивитамины.

- Сколько? - спросил он.

- Двадцать землебаксов, брат! Двадцать землебаксов дозняк, - негр заулыбался, показывая здоровые белые зубы. - Это супердерьмо! Втыкнет так, что брат улетит на Луну. А пока брат будет лететь, он перетрахает весь туркорабль, и может сразу лететь назад следующим рейсом, чтобы перетрахать весь обратный рейс, а потом забежать к пацану Билли за новой дозой! Понял, брат, какое это качественное дерьмо! - Негр Билли говорил так, как будто пел рэп, выделяя отдельные слова музыкальными ударениями.

- Столько мне не надо, - Ефремов погладил подбородок. - Мне одну надо, но как следует. Так, чтобы у меня и у нее остались волшебные воспоминания.

- Я понял тебя, брат! - обрадовался наркоторговец. - Тогда возьми вот эти желтенькие! - Он перекатил с ладони на ладонь пару желтых шариков. - Возьми, скажешь пацану Билли - спасибо, Билли! Один дашь своей крошке, другой съешь сам. И улетишь со своей маленькой девочкой на Луну! Это дерьмо стоило мне сорок баксов, но тебе, брат, я отдам за тридцать, потому что ты мне нравишься, - он потрогал у Ефремова мускулы. - Гуд! Приходи еще, брат, когда приспичит! У пацана Билли всегда найдется что покатать!

Ефремов вернулся в зал.

Венера ела макароны по одной.

- Приятного аппетита, - он сел и торт поел.

- Не удержалась, - показала Венера на макароны. - Не хотела, не хотела, и как захотела!

- Так всегда. - ответил Ефремов с тортом во рту. Маленькая кремовая розочка размазалась у него по верхней губе и кончику носа. - Сначало ничего не хочешь, а потом не можешь оторваться. Привычка. Как наркотики. - Он бросил Венере в стакан желтый шарик. Шарик зашипел, закрутился, как «УПСА» и быстро растворился.

- Что это вы мне подбросили? Вы хотите меня возбудить?

- Нет, не хочу, - соврал Ефремов Геракл. - Это только для тонуса, - он бросил второй шарик в свой стакан. - Чтоб все работало, как космические часы с двадцатичетырехчасовым циферблатом. Выпьем?

- Ну, давайте. А зачем такой длинный циферблат?

- Чтобы знать, когда день, а когда ночь. В глубоком космосе всегда темно, как ночью.

- Темнота - друг молодежи.

- Не всегда, скажу вам как опытный космонавт.

- А зачем нужно знать, когда день, когда ночь, если одина фигня все время темно.

- Как зачем? Режим.

- А зачем в космосе режим? На работу не надо ходить. Телевизора нет. Там ведь не принимается телевизор?

- Не принимается... Только видео. Много видео...

- Ну вот! Торопиться некуда. Главное, посадку не проспать... и встречу с внеземным разумом...

- А я так никогда раньше не думал, - удивился Ефремов. - Я думал, что все в космосе логично, а теперь ты посеяла в моей душе сомнение и я не знаю, как мне относиться к своей жизни. Быть может, все было зря? Быть может, я потратил лучшие годы жизни на какой-то идиотизм? Хм...

- Да я так просто сказала, из любопытства. У меня просто очень длинный язык, - Венера высунула язык и показала. Язык был действительно очень длинный и острый. Гераклу захотелось, чтобы этот язык его полизал. - А у вас длинные уши, как у зайца.

к содержанию