к содержанию

Белобров-Попов
БОЛЕЕ ИЛИ МЕНЕЕ ВЕЧНЫЕ ЦЕННОСТИ

отрывок


Многое зависит от того, что стоит в числителе, а что в знаменателе. После школьного курса так до конца и не понимаешь, что важнее - числитель или знаменатель. Снизу или сверху. Что должно быть лучше больше, а что должно быть лучше меньше, чтобы жизнь удалась? Многие не любят жить, как придется, а предпочитают накидать несколько формул, чтобы по ним сверять потом свои биологические часы.

Вадик спустил воду и надел штаны. 
- Ой! Ты что делаешь?! - крикнули за дверью.
С кем это она? - удивился Вадик. 
Он вышел из туалета, прошел в комнату. Валентина Гавриловна Пищик сидела на кровати спиной к нему. Под правой лопаткой у нее было красное пятно. Вадик хотел юркнуть под одеяло, но тут Валентина Гавриловна повернулась, врезала Вадику по морде, отвернулась и заплакала. От неожиданности, Вадик растерялся и не знал, как себя вести. 
- Гад ты! - сказала Пищик так, будто она ударила его за то, что он стащил у нее драгоценности. 
- За что?! Ты что?! - Вадик потер отбитое лицо и посмотрел в трюмо. 
Валентина Гавриловна резко встала с кровати и схватила со стула трусики.
- Застегни мне лифчик! - Приказала она.
- Сама застегивай! 
- Сволочь! 
Вадик промолчал. 
Валентина Пищик быстро и сердито оделась.
- И не смей мне звонить! - она хлопнула дверью. 
Вадик встал, потянулся, прошел в кухню, достал из холодильника пластиковую коробку безалкогольного зеленого коктейля «2150», выпил. Посмотрел в окно. 
За окном стояло дерево. На дереве в гнезде из мусора сидела ворона. Под гнездом на шнуре висела телефонная трубка. 
Вадик допил коктейль, бросил коробку в ведро. В ведре зажужжало, из него высунулась железная рука-робот и смяла коробку. Вадик надел красную бейсболку, положил в карман швейцарский армейский нож, лекарство, жвачку. И пошел в гараж, где у него стояла Машина Времени. 
Машина Времени выглядела, как обыкновенный мотоцикл с коляской. Коляска была закрыта прозрачным колпаком. Можно было подумать, что это защита от летающих на скорости мух или мелких камешков. 
Вадик надел краги, надел гермошлем, перекинул ногу через сидение и надавил на газ. 
Мотор заревел. Вокруг мотоцикла образовалось сияющее кольцо из цветных искр. Раздался хлопок и в гараже ничего не осталось. 

2

Вадик, крутя ручки, летел по спиралевидному тоннелю времени. Мимо проносились существа из межвременных пространств. Гигантские кузнечики цвета бутылочного стекла и черные пупырчатые гусиноиды с головами по обеим сторонам туловища. Кузнечики были дружественные человеку существа. А гусиноиды норовили тяпнуть путешественника во времени за ногу. Хорошо, что у машины Вадика был мощный мотор, крепкий корпус и неплохая межвременная скорость. Куда этим пупырчатым до него?!
Вадик изловчился и плюнул на гусиноида. Порождение искривленного пространства зашипело и сделало недовольную гримасу. 
Вадик посмотрел на счетчик времени. Стрелка приближалась к цифре 1980. Он сбросил скорость. Машина затарахтела и остановилась. Вадик отстегнул кнопку, снял с головы гермошлем, бросил в коляску. В коляске зачмокало, из нее высунулась одна из двух пупырчатых голов гусиноида. 
- Тебя тут еще только не хватало, гнида черная! - Вадик посмотрел по сторонам. На этот раз он вылетел из коридора времени в каком-то лесу. Вокруг пели птицы, стрекотали насекомые, шумели листья деревьев. Вадик увидел белку на сосне. Белка перепрыгнула с ветки на ветку, сорвала большую шишку и села ее погрызть. 
Вадик поднял с земли длинную кривую палку и стал выковыривать ею гусиноида из коляски. Гнусная тварь никак не хотела покидать места, где сидела, кусала палку маленькими, но острыми треугольными зубами и злобно шипела. Наконец Вадику удалось вынуть его, стукнув палкой по одной из голов. Гусиноид вывалился на траву и пополз. Он не мог жить долго вне вневременного пространства и в настоящем времени скоро должен был исчезнуть. Атомы сыпались с него, как чешуя. 
Белка с шишкой в руках перестала сыпать вниз шелуху, замерла и внимательно смотрела на гусиноида. 
Вадик увидел, что в коляске гусиноид наделал после себя черную лужу. Но не расстроился, потому что и она должна была вскоре рассыпаться на атомы. Атомы не пачкают. 
Вадик забросал мотоцикл ветками, посмотрел на компас, и, определив направление, пошел вперед, туда, где по его расчетам должен был находиться город. 
Скоро он вышел на опушку. Впереди из кустов торчала платформа электрички. 
Вадик, похвалив себя за точные расчеты, поднялся на платформу. Не в лесу, когда солнце не пряталось за деревьями, было жарко и душно. Вадик снял куртку и перекинул ее через плечо на пальце. 
Градусов 30, не меньше, - подумал он. 
Лето 80-го в Москве выдалось жарким. 
Вадик расстегнул до половины рубашку на молнии и прошел по платформе к окошку кассы. Над кассой висела табличка «ЧЕЛЮСКИНСКАЯ».
Он вытащил из кармана портмоне-синтезатор, открыл, нажал на кнопки настройки, выставил «1980, валюта СССР». Закрыл. Снова открыл и вынул оттуда несколько желтых рублей и одну красную десятку с портретом круглоголового Ленина.
- Один до Москвы, - Вадик просунул в окошко рубль. 
В глубине затрещал кассовый аппарат, и рука с резиновыми напалечниками высыпала в железную тарелку горсть мелочи и зеленый квадратик билета. 
Вадик положил мелочь в карман и отошел, рассматривая билетик. 
На лавочке сидел дядя в штормовке, курил папиросу. 
Вадик присел рядом. 
Дядя докурил, поплевал на окурок и отщелкнул его на рельсы. 
- Сухость, - сказал он.
- А? - переспросил Вадик.
- Сухость, говорю, необыкновенная. Во, - он поднял перед собой корзинку, - с пяти утра хожу - пол-корзины не набрал! Ничего не растет!
- О-хо-хо, - сказал Вадик и кивнул головой. 
- Выпить хочешь? - спросил дядя. 
- Можно, - ответил Вадик. Он вообще-то придерживался мысли, что в прошлом выпивать нельзя, чтобы спьяну не внести в будущее катастрофические изменения. Но зная нравы и обычаи людей, он понимал, что отказываться не принято. 
- Можно! - усмехнулся дядя. - Нужно! - И полез в зеленый, выгоревший рюкзак. - Пошли мы с Митричем за грибами вместе, - он вытащил жестяную кружку и подул в нее, - думали, походим маленько, потом сядем на пенек и вмажем. А он, бля, потерялся... Наверное, уже дома спит... А я один пить не могу... Организм не принимает у меня... Я не так воспитан... Я коллективист! - На лавочке появилась бутылка портвейна «Кавказ» и целлофановый пакет с вареными яйцами кур, бутербродами с колбасой и зеленым луком. 
- Ментов-то нет? - дядя поглядел по сторонам. Платформа была пустынная. - Нагнали со всего Союза Олимпиаду от людей защищать. - Он зубами сорвал с бутылки пластмассовую пробку, выплюнул. Пробка покатилась по платформе и упала на рельсы. Дядя влил в кружку коричневую жидкость. - Давай, ты первый...
Никакой личной гигиены, - подумал Вадик. Взял кружку, резко выдохнул воздух, зажмурился и залпом выпил содержимое. Вкус был неожиданный - смесь подгнивших продуктов, жженого сахара и блевотины.
- Зажри, чтоб назад не полезло, - дядя протянул Вадику бутерброд. Налил себе, сморщил нос, выпил и заел луком. Посидел, переваривая впечатление. - Аркадий, - он протянул Вадику руку.
- Вадим, - Вадик пожал. Рука у дяди Аркадия была сухая и шершавая. 
- Покурим, - Аркадий вытащил «Беломор», выбил из пачки папиросу.
- Можно, - Вадик взял папиросу, покрутил в руках, сунул, как дядя Аркадий, длинным концом в рот. 
Аркадий поднес спичку.
Вадик втянул в себя едкий дым и закашлялся. 
- Подавился? - спросил Аркадий. 
- Угу...
- Осторожнее надо... У меня один знакомый пельменями подавился... Ел-ел, потом выпил, задумался о чем-то, закусил и подавился... Насмерть... Опасно задумываться, когда ешь... 
Вдалеке загудела электричка.
- Наша едет, - сказал Аркадий. - Ты докуда?
- До Москвы...
- А я до Лосинки... Живу там на Менжинского... Слыхал?
- Угу...
- Это мент такой был при Дзержинском что ли... Вот ведь штука - и в жизни от них спасу нет, и после смерти ихними же фамилиями улицы называют... Будто некем называть!.. Лучше бы Высоцким уж назвали... Вот Человек! Всё про жизнь поет правильно... Та-ган-ка-все-э-но-чи-полные-огня-а, - спел Аркадий. - У меня кореш с ним в Таганке сидел, в одной камере... Он эту песню при нем сочинил...
Вадик оживился. 
- Я Высоцкого сильно уважаю, - сказал он. - Не знаете, дядя Аркадий, где он живет? - Вадик в принципе знал, где должен был жить Высоцкий, но решил на всякий случай уточнить. 
- На Белорусском вокзале. У меня кореш шофер, он его до дома раз подвозил. Высоцкий ему кассету подарил и фотокарточку с подписью: Андрею Хузину от Владимира Высоцкого на память. Понял?
- Понял, - Вадик кивнул и обрадовался. 
- Что ли, добьем, а то вон электричка уже... Там тебе не дадут, - он налил в кружку остатки. - Пополам. 
- Пополам, - Вадик отпил и вернул кружку. 
Аркадий допил. 
Подошла полупустая электричка.
- Подразгрузили Москву-то на спортивный праздник, - отметил Аркадий. 
Они прошли в вагон и сели на деревянную скамейку. На сидении было выцарапано:
ДМБ-81

- Вешайся, - Аркадий ткнул в надпись пальцем.

А ниже:

КОРОЛИ МЫТИЩ
АНДРЮХА И АЛИК

ВОВА ПИДАРАЗ

По вагону прошли два милиционера в белой праздничной форме.
- Вырядились, - сказал им в спину Аркадий. - Говнососы! В белом! 
Вадик хихикнул. У него в голове все кружилось. Было как-то то ли нехорошо то ли хорошо... На платформе он незаметно съел таблетку нейтрализующую алкоголь и бактерии. Но похоже было, что на портвейн таблетка не действовала. 
Вадик сидел у окна и солнышко припекало ему голову. От этого его развезло еще сильнее. 
- Слабый ты, братишка, какой! - удивился Аркадий. - С пол-банки так уделался! 
Вадик заулыбался. Ему нравился этот пожилой человек-прошлого с простым лицом и грубыми руками. Захотелось сделать ему что-то приятное... какой-нибудь сюрприз, чтобы придя домой на улицу милиционера Менжинского, дядя Аркадий нашел бы, например, у себя в кармане что-то по-настоящему нужное и ценное... Вадик вспомнил, что в СССР того периода была в моде американская валюта. 
Он отвернулся к окну, вытащил портмоне-преобразователь, набрал ВАЛЮТА США 1980 г. Закрыл, открыл, вынул 100 долларов и незаметно всунул дяде Аркадию в карман. 
- Лосиноостровская, - обьявил голос из динамика, - следующая Маленковская...
- Ну, бывай, брат! Смотри, на вокзале осторожнее, загребут а то тебя мусорки и отправят за сто первый километр на время спортивного праздника, чтобы дружелюбные негры не заметили твою пьяную харю. - Дядя Аркадий хлопнул Вадика по плечу, взял корзину, повесил за спину рюкзак и вышел. Помахал с платформы рукой.
Вадик помахал тоже. И подумал умиленно: Какие хорошие люди и какой хороший город Москва. Здесь так хорошо, что любого, кто тут оказался, тепло принимают. И негров и гостей из будущего. Не то что у нас в будущем, где легко можно непонятно за что получить по морде от девушки, с которой иногда спишь... 
Поезд тронулся, и Вадик увидел в окошко, как к дяде Аркадию подошли двое милиционеров. Они что-то сказали ему, и дядя Аркадий полез за чем-то в карман. А больше Вадик разглядеть ничего не успел, поезд уже мчал его мимо низких гаражей и более или менее высоких домов... 

3

Первое свое путешествие во времени Вадик совершил в девятнадцатый век, ему хотелось познакомиться с Пушкиным и предупредить Александра Сергеевича насчет Дантеса. Вообще-то путешественникам во времени категорически запрещалось что-нибудь изменять. Но за спасение гениального поэта не страшно было пострадать. 
Тогда он еще не зарабатывал столько, чтобы позволить себе приличную машину времени, его машина была не настолько совершенна, чтобы попадать в нужную точку со стопроцентной вероятностью. Короче, в тот раз Вадик немного промахнулся и попал не в начало тридцатых годов девятнадцатого столетия, а лет на двадцать пять пораньше. Он встретил Пушкина дошкольником. С большим трудом ему удалось до него добраться. Пушкин убежал от няни и залез на дерево, чтобы посмотреть, кто живет в дупле. 
Вадик подошел снизу и сказал:
- Слушай меня, мальчик, внимательно. Когда ты вырастешь, ты встретишь человека по имени Дантес. Запомни это имя ДАН-ТЕС! ДАН-ТЕС! ДАН-ТЕС! - Он повторил несколько раз, чтобы маленький Пушкин наверняка запомнил. - Он захочет тебя убить! Как увидишь Дантеса, сразу беги оттуда, что есть мочи!
Маленький Пушкин сидел на ветке и, вроде бы, внимательно слушал. Но когда Вадик закончил, Пушкин сказал:
- Дядя, ты дурак! - и плюнул...
Второе путешествие во времени Вадик предпринял в совсем древнее время. Во время Иисуса. Он хотел нейтрализовать Иуду. Но и это не получилось. Вадик точно рассчитал время и появился в прошлом там где надо и когда надо - как раз в ночь, когда Иуда должен был предать Учителя. 
Вадик прокрался в кусты, где ученики крепко спали, пока Учитель молился на горе своему Отцу, усыпил Иуду хлороформом и связал веревками. 
Только это оказался не Иуда, а апостол Фома. В лицо-то Вадик Иуду не знал. А иконописные изображения подвели, они не имели ничего общего с оригиналом. И Иуда сделал свое черное дело. 
К сожалению, наука отрицала возможность попадать в одно и то же прошлое дважды. Ученые пугали путешественников во времени тем, что если два раза попасть в одно прошлое, может возникнуть временная мертвая петля, когда человек видит сам себя из другого будущего и у него моментально едет крыша... 
Теперь Вадик прилетел в Москву-80, чтобы спасти великого барда прошлого Владимира Высоцкого. Он все точно рассчитал, попал в прошлое за сутки до смерти поэта, чтобы точно успеть. Больше суток в прошлом находиться не рекомендовалось.Точно не было известно, почему так, но ученые будущего считали, что лучше не надо. А то мало ли... Вадик захватил из будущего лекарство, которое должно было помочь Высоцкому остаться жить... 
Электричка подъехала к Ярославскому вокзалу. Вадик, пошатываясь, вылез на платформу, потянулся и пошел вперед к зданию с острым шпилем. 
- Ваши документы, гражданин! - перед ним стоял милиционер в белом.
- Что-что? - переспросил Вадик.
- Документы! - повторил милиционер глухим голосом. 
Вот этого Вадик не учел. В будущем-то никаких документов уже не было, при рождении человеку вшивали в ухо чип с полной информацией. Таких вопросов «Ваши документы?» Вадик не ожидал. Не мог же он, в самом деле, оторвать у себя ухо! 
Про деньги Вадик продумал. Про одежду продумал более или менее. А вот про документы забыл.
Черт! Что же мне ему сказать?
Вадик вытащил портмоне, открыл-закрыл и протянул милиционеру новенькую зеленую пятидесятирублевку. 
Милиционер испуганно посмотрел по сторонам. 
- Вы что, гражданин? Я у вас документы спрашиваю!.. Пройдемте, - он крепко схватил Вадика за локоть и потащил за собой. 
Они зашли за киоск «МОРОЖЕНОЕ». 
- Ты что, документы забыл? - спросил милиционер.
- Ага, - Вадик кивнул. - Забыл на работе на заводе, - добавил он. 
- Дыхни, - приказал милиционер.
Вадик подышал.
- На заводе?.. - милиционер сморщил нос и помахал перед ним ладошкой. - Ну и вонь!.. Давай сюда свои деньги и благодари бога, что на меня нарвался... Я сегодня добрый, - он взял купюру, сунул в карман. - Вали отсюда быстро, чтоб я тебя не видел, а то передумаю! - и подтолкнул Вадика в спину...

к содержанию