Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 11
В КОТОРОЙ ШАКАЛ ВИТЯ ОПЯТЬ ЛЕТАЕТ

Шакал Витя вышел на поляну. На середине поляны лежал на животе Кузнецов. На Кузнецове сидел комар Децл и колол кабану новую татуировку. Татуировка была такая: кусок сыра с дырками, рядом кусок колбасы с жиром, сверху надпись УНИВЕРСАМ. 
- Стой! - остановил Витю Жаботинский. - Сдай оружие!
- Я тебе в прошлый раз сдал уже.
- Точно, - бегемот засмеялся. - Как прошел полет?
- Нормально, - Витя понюхал носом. - Чем это пахнет таким? - специально спросил он, чтобы на него не подумали.
- Кто-то рядом насрал, - ответил Жаботинский. - Я тоже чувствую, но не пойму откуда несет.
- Это Носов сделал, - шакал нахмурился. - Я точно знаю... Мне нужно с шефом перетереть.
- Давай. Давно не видел летающих шакалов! Ха-ха-ха!
Витя не отреагировал на обидное замечание и пошел к кабану, виляя хвостом. За ним летела Дерьмонюхина, старательно уворачиваясь. 
Шакал остановился сзади и покашлял. Кабан поднял голову и повернул ее. Витя улыбнулся. 
- Наше вам, шеф.
Кабан нахмурился.
- Если насчет Розы чего еще скажешь - убью!
Витя перестал улыбаться. При таком условии его визит терял всякий смысл. 
- Хорошо, - ответил он. - Можно я последний раз скажу и больше не буду?..
- Давно не летел?..
- Наоборот, - Витя повилял хвостом и чуть не задел Дерьмонюхину. - То, что я вам расскажу, заставит вас обо всем позабыть!
- Ну, блин, ты даешь! - Кузнецов сел на пенек и кинул в рот желудь. - Мне это уже нравится. Таких рискованных шакалов я в нашем лесу не встречал! На, - он протянул Вите желудь.
- Спасибо, - Витя положил желудь в рот и хрустнул. 
- Шеф, - загудел у кабана над ухом комар Децл, - прервемся?
Кабан повернул голову к комару, Витя быстро выплюнул желудь под куст.
- Полетай пока вон там, - сказал Кузнецов Децылу. - Пососи у Жаботинского кровь. А будет возражать, скажи - я сказал.
Комар улетел к бегемоту.
- Ну, чего ты мне хотел такого сообщить, от чего я все забуду?
- Да! - заулыбался Витя. - Только что, вашу женщину Розу Петровну похитил слон Носов!
- Врешь?! - кабан вскочил на ноги.
- Чтоб я так жил! Он повез ее на спине в старый город...
- Зачем?!
- Не знаю точно, - шакал пожал плечами. - Мне кажется, что слон симулирует чувства к свинье... 
- Ни фига себе! - Кузнецов заложил передние копыта за спину и походил вокруг пня. Хвост у кабана то распрямлялся, то закручивался штопором. - Что он ей говорил?!
- Говорил, что вы его брат... Свинья высказывала опасения, но Носов сказал, что вы его брат и с вами добазариться нет проблем!
- Вот гад носатый! Брат он мне! Братья так не поступают! Брат у брата бабу не ворует! Не брат он мне больше! Убью слона! - Кузнецов схватил за гриф новую гитару. Витя отскочил. Кабан размахнулся и разбил гитару об пенек! Потом сел и задумался. - Это дело надо покумекать со всех сторон. Слон здоровый, на него наехать сложно. - Он вытащил из тайника ракушку с кокаином и понюхал. - Прислали из Америки, - объяснил Кузнецов. - Планировать помогает... Обостряет все чувства... Чем это от тебя несет?
- Это на меня Носов наклал, когда я к вам торопился. Хотел меня в дерьме утопить, чтоб никто не узнал, что он свинью украл у брата.
- Ну и гад же ты, Витя! У меня и так настроение на нуле, а тут еще ты стоишь и воняешь! - Кабан поднял Витю за хвост, раскрутил и швырнул. - Лети, помойся, говнюк!

- Я тебя понял, - сказал Жаботинский Децилу. - Я понял, чего ты хочешь. Но ты, Децл, я думаю, плохо понял шефа. Шеф пошутил, а ты купился! Ха-ха! - Бегемот ненатурально засмеялся. - У меня шкура такая, что ты ее фиг проколешь! В этом заключалась шутка шефа. Ха-ха! - Ему было не очень-то приятно, что какой-то мелкий гад будет у него сосать кровь. И вообще, бегемот брезговал и опасался, как бы ему чего не занесли.
В этот момент над ними пролетел шакал Витя, вращаясь в воздухе, как бумеранг. 
- Смотри! - бегемот показал в небо.
Комар задрал голову вверх. А когда опустил, Жаботинского рядом не было. Бегемот слинял. 

Шакал упал в воду. Дерьмонюхина едва успела слететь у него с хвоста. Если бы она не успела, то ее бы точно слопала Пузыревич, которая, пока плавала надутая, сильно проголодалась. Шакалу Вите тоже на этот раз пришлось туго. В прошлый-то раз ему не давала утонуть гитара на шее, а теперь его ничего не держало на поверхности. Хорошо, что рядом в воду, спасаясь от комара, прыгнул Жаботинский. Волной от Жаботинского Витю выбросило на противоположный берег. Рядом с Витей на берег вынесло Пузыревич. Витя хотел дать по ней ногой, но Пузыревич успела перевернуться и прыгнуть назад в воду. 

 

ГЛАВА 12
В КОТОРОЙ АНСАМБЛЬ "ЖИВОТНЫЕ" ИСПОЛНЯЕТ ПЕСНЮ, А ШАКАЛ ВИТЯ МЕЧТАЕТ О СЛАВЕ 


Браун, Зверчук и верблюд Петрович сидели под деревом и играли музыку. Ансамбль "Животные". Играли песню мартышки Зверчук "Обезьяна Чи-чи-чи продавала кирпичи". Медведь Браун играл на флейте. Верблюд Петрович играл на губной гармошке. А мартышка Зверчук играла на гитаре и пела. Не хватало еще воробья Кутузова, который должен был играть на треугольнике. 
Зверчук пела:

Обезьяна Чи-чи-чи
Продавала кирпичи

Ча-ча-ча! - подпевал верблюд Петрович.

За веревку дернула

Ча-ча-ча!

И случайно пернула!
Т-р-р-р-р-р-р-р!

Ча-ча-ча!

Обезьяна Чи-чи-чи
Продавала калачи!

Ча-ча-ча!

По прилавку стукнула!

Ча-ча-ча!

И нечайно пукнула!
Т-р-р-р-р-р-р-р!

Ча-ча-ча!

Обезьяна Чи-чи-чи
Отдыхала на печи!

Ча-ча-ча!

Сальто с печки сделала

Ча-ча-ча!

Под себя наделала!
Т-р-р-р-р-р-р-р!

- Чирик! - крикнул сверху воробей Кутузов.
- Ты где был, голубь? - поинтересовался Петрович. - У нас репетиция, а ты прогуливаешь!
- Развлекаетесь?! - воробей перелетел Брауну на голову и выхватил бритву. - Развлекаетесь! А слон свинью утащил!
Звери побросали музыкальные инструменты и повскакивали из-под дерева!
- Как?!
- Что?! 
А Зверчук быстро вскарабкалась на дерево и спрыгнула оттуда вниз.

Звери сели подумать, что делать теперь. 
- Слон, гад, здоровый, - сказал Браун. - Нам его не завалить. Надо обмануть слона хитростью. У меня никаких мыслей нет. А у вас?
- У меня есть! Чирик! Надо подлететь к слону спереди и выколоть ему бритвой глаз! - Кутузов махнул бритвой у самого уха медведя.
- Ухо мне заденешь - раздавлю! - пригрозил Браун.
- Он тебе хоботом как даст, - сказал Петрович, - от тебя, Кутузов, одна повязка для глаза останется! 
- Я ему хобот отрежу! Подлечу сверху - хрясь!
- Не маши бритвой! Раздавлю!
- У него кожа слоновая, - сказала Зверчук. - Офигительно толстая! 
- Какие еще есть соображения? - спросил медведь.
- Я знаю, что нужно делать! - Петрович поднял ногу. - Нужно натравить на слона Кузнецова. Пока Кузнецов будет со слоном разбираться, мы свинью свистнем и быстро поделим!
- Гениально, Горби! - Браун хлопнул верблюда по горбу. 
- Молодец! - Зверчук захлопала в ладоши. - Только я еще предлагаю подключить зебру Кащенко! Понятно?
- Ты чего, Зверчук?! - возразил медведь. - Западло!
- А свинью единолично зажимать не западло?! - Зверчук подпрыгнула. 
Медведь почесался. 
- Ладно, - сказал он. - Кто пойдет к Кащенке?
- Зверчук предложила, вот пусть и идет, - чирикнул Кутузов.
- Пусть воробей слетает, - ответила мартышка. - Крикнет сверху и смотается!

Идти в банду зебры никому не хотелось. Во-первых, западло все-таки. Во-вторых, можно легко получить от зебры. В-третьих, если Кузнецов узнает, то тоже проблема. Решили к зебре не ходить. Решили пойти сразу к Кузнецову.
Но по дороге они встретили шакала Витю, который сидел мокрый на берегу и трясся от холода.
Звери сразу догадались, почему шакал намок. 
- Что, Витя, Кузнецов намочил? - спросил Браун.
- А кто же? Ты ж меня знаешь, Браун! От кого бы я еще стерпел! А Кузнецов все-таки шеф! Субординация, понимаешь ли...
- За что он тебя сегодня?
- Слон утащил свинью, а мне досталось!
- Ого! Ну и слон! - притворился Браун. - Так кабан знает уже?
- Ага! - Витя вытер нос. - Кузнецов пообещал ему отомстить и свинью обратно отобрать!
- Так они же братья со слоном, - сказал Петрович.
- Брат у брата баб не ворует! Слон кабану больше не брат из-за этого! 
- Это правильно, - медведь сел рядом с Витей. - Только вряд ли кабан со слоном один справится. Больно брат слон большой... Тут покумекать нужно, - Браун бросил в воду камушек. - А что если к этому делу временно Кащенко привлечь?
- Как это? - спросил шакал.
- Ну... Заключить с ней временное перемирие, напасть вместе на слона, победить его. А когда слон будет разбит и свинья снова окажется у Кузнецова, он нападет на Кащенко и разобьет ее тоже. И тогда в лесу самым главным будет кабан. А тебе, Витя, все спасибо скажут.
- Мне-то за что? - Витя перестал трястись.
- А за то, что сейчас ты, Витя, побежишь к Кащенке и скажешь, что Кузнецов зовет ее, чтобы помириться и отбить у слона свинью! Понял, Витя?! Ты, Витя, будешь героем леса!
Витя встал на ноги и заходил вдоль берега. 
- А не получится так, что Кащенко мне наваляет?
- Вряд ли. Она сама спит и видит, как свинью попробовать. Побежит, как бешеная!
- Это правда! - обрадовался шакал. - И я буду героем леса?
- Конечно! - кивнул медведь. - Тебе отдадут самый жирный кусок свиньи! Давай, беги к зебре!
- Пока мы тебе ускорения не придали! - добавил Петрович и плюнул.

 

    Вернуться к оглавлению