Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 13
В КОТОРОЙ ПЕТУХ МОИСЕЕВ РАСТЯГИВАЕТ ЧЕРВЯКА СВИСТУНОВА

Петух Моисеев спешил в лес. Он боялся попасть на глаза хозяевам. Он не хотел больше возвращаться в душный курятник с глупыми и противными курицами. Он бежал навстречу свободному лесу, где много ярких попугаев и других представителей свободного партнерства. Отныне никто не посмеет сказать ему, что он неполноценный извращенец, отныне все будут относиться к нему с уважением, как к равноправному партнеру. Никто не будет им помыкать и заставлять топтать куриц. Он родился птицей не для воспроизводства яиц, а для самореализации! 
С этими мыслями Моисеев забежал в лес и пробежал на одном дыхании несколько километров, перепрыгивая через поваленные деревья, корни и бугорки. Он был весь погружен в свои мечты и внутренние дискуссии с оппонентами. И поэтому почти ничего вокруг не замечал. И не заметил, как параллельно по кустам за ним бежал страус Пиноккио. Пиноккио уже давно бежал сзади и ждал, когда Моисеев зайдет подальше в лес, чтобы схватить его и поиздеваться над этим уродом-в-жопе-перья. Пиноккио представлял себе, как он поднимет недомерка повыше и даст ему хорррошего пинка. Он маленько пофутболит ублюдка, потом выдернет у него все перья из хвоста и вставит их к себе за ухо. А потом он его продаст или поменяет на что-нибудь. 
В животе у Моисеева заурчало. Урчание отвлекло от мыслей. Петух вспомнил, что уже несколько часов ничего не ел. Он остановился, огляделся по сторонам и удивился. В деревне он всегда находил на земле просо или отруби, а здесь, почему-то, ничего такого на земле не было. Моисеев нагнул голову пониже, поводил у земли носом и сказал вслух:
- Ко-ко! Ко-ко-ко! Где же мне найти чего?!
Голос у урода с перьями оказался приятным. Ни у кого в лесу Пиноккио такого не слышал. 
И тут Моисеев заметил, как в норку вползает жирный червяк. Петух схватил червяка за конец клювом и потянул из домика к себе в рот. Червяк никак не хотел выниматься. Он растянулся уже на пятьдесят сантиметров. 
Пора, - решил Пиноккио.

 

ГЛАВА 14
В КОТОРОЙ СТРАУС ПИНОККИО НЕМНОГО ОБАЛДЕЛ


Моисеев пятился назад, когда чья-то мощная и волосатая, но красивая нога наступила на червяка. 
- Значит, взяли моего червяка и тащите его к себе в рот? - Пиноккио нарочно для смеха говорил на вы. - Ни у кого не спросили разрешения, схватили за конец и растянули его на полметра? Это что за дела?
Петух отпустил червяка Свистунова и тот со звуком "чпок", исчез в норке. Моисеев поднял голову, чтобы посмотреть, кто это с ним разговаривает, и увидел перед собой огромную птицу дикой неземной красоты. Он и представить себе не мог, что на свете существуют такие красавцы. Это не была пестрая красота, как у попугая, это была строгая красота, которую оценит не каждый, а только настоящий интеллигент духа. У птицы были такие необычайно длинные ноги, такая стройная шея, и такой изысканный хвост! 
Моисеев приложил к груди крыло и заговорил дрожащим от волнения голосом:
- Ко-ко! О, мой принц, простите меня великодушно! Я не знал, что это ваш червяк, и в противном случае не стал бы ему растягивать! Сам я из деревни и еще не успел познакомиться со всеми местными порядками. Не будете ли вы так любезны, стать моим гидом и познакомить меня с обычаями леса и его прекрасными жителями. Со своей стороны я могу заявить, что вы можете положиться на меня, как на верного товарища и партнера. Петух Моисеев. Всегда к Вашим услугам, - петух поклонился. 
Страус немного обалдел. После таких заявлений пинать петуха как-то стало неудобно. Как-то западло теперь было его пинать. И вообще, расхотелось. С близкого расстояния петух понравился страусу.
- Пиноккио моя фамилия, - страус протянул петуху ногу. - Страус я.

 

ГЛАВА 15
В КОТОРОЙ ПЧЕЛА УКУСИЛА КАЩЕНКО В КРУП И СЪЕЛИ ТРУП КОРОВЫ


Когда банда зебры Кащенко побежала разбираться с бандой Кузнецова, по дороге они случайно наткнулись на дикий мед, и зебру ужалила в круп пчела. Пришлось отложить на время разборку и подождать пока у Кащенки спадет опухоль. Пока зебра лежала на животе и лечилась, звери нашли труп коровы и немного успокоились. 
Но корову скоро доели, и опять хотелось кушать. Крокодил Полботинкин поставил вопрос о страусе Пиноккио, который поступил, по большому счету, как кабан. Страус монополизировал общую добычу, и не дает никому по-честному свернуть шею деревенскому петуху. И вообще - позор! Живет с ним, как Кузнецов с Колбаскиной! Полботинкин, как крокодил, усмотрел в этом развращающее влияние деревни. 
Он приполз к зебре, у которой опухоль стала поменьше, но Кащенко все еще могла лежать только на животе, а не на спине, и изложил ей свои соображения, на счет страуса. Кащенко почесала морду копытом.
- Какие у тебя, Полботинкин, предложения?
- Предлагаю страуса отметелить и откусить ему яйца. А петуха сварить на всех в супе. А если страус будет возбухать, то и его сварить. 
Кащенко согласилась. Решили в обед петуха сварить. А перед обедом отоварить Пиноккио. 
Рядом стоял и ел чертополох осел Баратынский. Но крокодил и зебра не обратили на него внимания, потому что считали его полным дебилом. 

    Вернуться к оглавлению