Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 1
В КОТОРОЙ ДЕРЕВЕНСКАЯ СВИНЬЯ РОЗА ПЕТРОВНА ОКАЗАЛАСЬ В ЛЕСУ

В одном дремучем лесу жили-были звери: банда "Вампиры из джунглей", которой руководила зебра Кащенко, банда "Драконы из пещер", которой руководил кабан Кузнецов, и просто животные, которые жили честно, и не знали ни спасу, ни продыху от бандитов из этих преступных группировок. 
Одна, например, свинья из деревни, которая пошла в лес поесть желуди, попала в лапы медведя Брауна, и Браун сам решил ее поесть, потому что недавно вышел из берлоги и хотел кушать. Но тут прибежала банда Кузнецова, надавала несчастному Брауну по почкам, а деревенскую свинью покрыл главарь шайки.
- Теперь, - сказал кабан Кузнецов, вытираясь лопухом, - никто не смеет сожрать эту свинью из деревни. Потому что я иногда буду прибегать и покрывать ее! Она находится под моей защитой! Поняли?! - Кабан ударил себя в грудь копытом. - Звать ее Роза Петровна Колбаскина! Запомнили?!
Звери из банды промолчали. А деревенская свинья Роза сидела, сложив копытца на груди, под кустом малины и плакала от унижения. 

 

ГЛАВА 2
В КОТОРОЙ ПОЯВЛЯЮТСЯ НЕДОВОЛЬНЫЕ

Вечером сдох жираф. Звери собрались его покушать. Но не всем нравилось такое угощение. Шакалу Вите, ворону Магамаеву и червяку Свистунову жираф понравился. Он им и при жизни нравился. А мартышке Зверчук, верблюду Петровичу, медведю Брауну и одноглазому воробью Кутузову жираф не понравился. Те, кому нравилось есть жирафа, только причмокивали. А те, кому жираф пришелся не по вкусу, кривили морды. Медведь Браун косился все время на свинью, та сидела под малиной и гадала на ромашке. 
Медведь облизнулся и представил, что он ест не жирафа, а свинью. Но тут ему попалось в рот жирафье сухожилие, и медведь чуть не сломал об него зуб. 
- Есть разговор, - сказал Браун на ухо верблюду.
- Мы пошли водички попить, - добавил он громко и пошел к водопою.
За ним пошли верблюд Петрович и мартышка Зверчук. Мартышка перепрыгивала с ветки на ветку. А воробей Кутузов взлетел с жирафа и перелетел к верблюду на горб. 

 

ГЛАВА 3
В КОТОРОЙ ДИКИЕ ЗВЕРИ ЖДУТ ПЕРЕМЕН

Звери зашли по колено в воду. А Зверчук повисла вниз головой на ветке.
- Надо съесть свинью, - сказал Браун, зачерпнул лапой воду и попил. 
- Хорошее дело, - чирикнул Кутузов. - Но Кузнецов нам за нее бошки оторвет! Чирик-кирдык!
- Это точно, - кивнул Петрович и плюнул. По воде поплыла пена.
Браун поморщился.
- Ты чего плюешь, Петрович?! Мы отсюда пьем, а ты харкнул! Мы что, по-твоему, свиньи?! 
- Вроде не свиньи, - ответил верблюд, - а хуже свиней! Не можем есть того, чего нам хочется! 
- Чирик-чик-чик! - Кутузов перелетел с верблюда на медведя. - Чирик-кирдык свинью! - Он вытащил из кармана бритву и помахал ею перед собой. 
-Ухо мне отрежешь - раздавлю, - предупредил Браун.
- Это что же за порядки?! - воробей не услышал, что сказал медведь и продолжал размахивать лезвием. - При живой свинье я, как червяк Свистунов, должен жрать жирафа! 
- Мне, как верблюду, эта свинья, в принципе, до лампочки, - сказал Петрович. - Но я за справедливость. Народ ходит голодный ради чужого удовольствия! Кабан опух! Пора его поставить на место. Предлагаю медведя поддержать и свинью съесть. И тогда все звери увидят, что можно Кузнецова не бояться и наступит делократия!
- Точно! - Браун ударил лапой по воде с такой силой, что оглушил лягушку Пузыревич, которая из любопытства приплыла посмотреть, кто здесь ходит. Лягушка всплыла кверху брюхом, растопырив руки-ноги. И всем стало видно ее белый пупырчатый живот. - Точно! - повторил медведь. - Это я свинью поймал, а не этот полужирный окорок!
Верблюд нагнул голову и поправил очки.
- Медведь, ты Пузыревич угандошил.
- Где? - Медведь зачерпнул лягушку лапой и поднес к глазам. Зрение у Брауна было не очень, а очков не было. Он считал, что очки носить в падлу для медведей. Медведи, в крайнем случае, ездят на велосипеде, но очки не наденут никогда. - Ты чего, Пузыревич, тут делаешь?
Лягушка дернулась лапой. У нее открывался рот, но из него ничего не доносилось. 
- Говори громче! - Браун приставил лапу к уху. Слышал он тоже не очень. 
Но Пузыревич говорить уже не могла.
- Пузыревич - шпионка Кузнецова! - чирикнул Кутузов и махнул лезвием над самым ухом у медведя. - Чирик-кирдык Пузыревич на окорочка! Выпустим из нее икру за это!
- Вот только задень мне ухо! - погрозил медведь. - Пусть плывет, квакуха! Если чего и слышала, то я ее так прикантузил, что она теперь долго говорить не сможет. Мы за это время уже свинью десять раз съедим! - Он кинул лягушку в воду.
Лягушка шмякнулась, и осталась плавать на поверхности кверху пузом. 
- Береженого - Бог бережет, - воробей спикировал вниз, подхватил Пузыревич клювом за лапу и затащил на голову медведю. - Я ее все-таки прикончу и съем. - Он снова открыл бритву.
- Только не у меня на голове! Устроил на мне, понимаешь, французский ресторан! - Медведь смахнул с головы палача и его жертву.
Воробей с лягушкой плюхнулись в воду. 
Если бы лягушка не была плавающим средством, воробей бы утонул, потому что он все-таки не чайка, которая может нырять на два метра глубины. Кутузов схватился за лягушкину лапу и вылез ей на живот. 
- Ты чего, Браун?! С товарищами так не поступают!
- А если бы я тебе на голову залез?! - ответил медведь.
- Эй, Зверчук, - попросил Кутузов. - Кинь соломинку!
Обезьяна бросила воробью соломинку. Кутузов надул лягушку и разлегся на ней, как на надувном матрасе. Подложил под голову крыло и сказал. - Зимовать полечу в Сочи! Чирик!

Вернуться к оглавлению