Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 31
В КОТОРОЙ КАБАН КУЗНЕЦОВ ЛЕТАЕТ, А ПОСЛЕ СНИМАЕТ СТРЕСС

Звери уже развели костер и собирались ощипать петуха и опалить его со свиньей, чтобы перья и щетина не скрипели на зубах. Свинью привязали за ноги к палке. Больше всех не терпелось Кутузову. Он прыгал вокруг Колбаскиной с завязанным подорожником лбом и грозил бритвой. От ужаса Колбаскина из розовой свинки превратилась в белую, а ее глазки сделались маленькими, как дырочки в пуговках. 
Из водоема с листа кувшинки за ними наблюдала Пузыревич.
- Куак! - квакнула лягушка. - Кто совершает злые поступки, тот попадет в Ад!
- Ты побазарь еще, зелень! - крикнул ей Кутузов. - Я тебя, чирик-кирдык, в рулон скатаю и в Сочи повезу! Будешь там матрасом работать для проституток!
Пузыревич нырнула в воду.
Все уже было готово для приготовления пищи. 
- Кого первого? - спросил Браун.
- Свинью! - чирикнул Кутузов. 
- Так не по-животному, - помотал головой верблюд. - Давайте их посчитаем. - Петрович поднял ногу и начал. - Эни, бени, рики, факи...
За считанные секунды у петуха перед глазами прошла вся его жизнь. Сначала в яйце, потом цыпленком в семье, где его не любили и где с самого детства он чувствовал себя изгоем. Потом в курятнике, куда его бросили, и где он мучительно осознал свою неординарность. Он вспомнил, как его развратил гусь Лапкин, и как он через это понял свою суть и ориентацию. Потом Лапкин достиг наибольшего веса и его сварили в супе, а Моисеев остался без бойфренда. Потом прилетел попугай Каганович и посоветовал Моисееву отправиться в лес... И вот теперь его зажарят и съедят! Жизнь заканчивается. И все равно он ни о чем не жалеет, потому что эти последние дни, проведенные в лесу, были самыми лучшими и самыми осмысленными в его короткой жизни!.. У Моисеева по щеке потекла слеза...
- Раси, дваси, триси, риси, - продолжал считать верблюд.
Кутузов от нетерпения подпрыгивал на месте.
А свинья Колбаскина думала вот как: Ужас какой! Не может быть, что я умру, не выполнив своего предназначения, не достигнув наибольшего веса! И из меня никогда уже не сделают Любительскую колбасу!.. И меня не съедят благородные люди, а съедят дикие звери!..
- Пята, лота, чик, малота...
И тут в воздухе засвистело. Все подняли головы и увидели, как с неба вниз летит что-то огромное, как туча! 
Дьявол! - подумал Кутузов. - Пузыревич, сука, наквакала!
Хрясь! Туча шлепнулась прямо в костер! Запахло жареным.
- Хрюууууй! - заорала туча, выскочила из костра и забегала кругами. 
И все увидели, что это никакой не дьявол, это прилетел и обжегся кабан Кузнецов. Кабан стремительно сбил с ног всех зверей и пробежался по ним копытами. В какой-то момент он заметил воду и прыгнул туда. Пшшш! Над водой поднялся пар.
Кузнецов вынырнул и заметил на берегу группу зверей, а главное, он заметил Колбаскину, из-за которой, собственно, все и случилось.
- Так! - он вылез на берег и отряхнулся, как собака. - Это что тут за тусовка?
- Это мы, господин Кузнецов, - сказал Браун, потирая бок, - вашу свинью у слона украли, специально, чтобы вам вернуть, - он развел лапы в стороны и поклонился. 
- Да ну?! - Кабан обошел Колбаскину кругом. - А почему она на палке висит.
- Ее слон так связал, - объяснил Петрович. - А мы просто не успели развязать. К вам торопились, - верблюд поправил на носу очки.
- Вот гад носатый! - возмутился кабан. - А я его братом считал! А он меня кинул! - Кузнецов завернул пятак назад. - Жопу опалил, блин!.. Эй ты, мартышка, принеси мне подорожник!
Зверчук побежала. 
- А это кто? - кабан показал на Моисеева.
- Петух это. Заодно прихватили...
Кузнецов взял петуха за шею и щелкнул по носу. 
- Оригинальная птица без хвоста! Будет в моем зоопарке жить, - кабан положил Моисеева на землю и почесал между ног. - Соскучилась без меня? - спросил он Колбаскину. 
Свинья замычала. 
- Медведь, развяжи ее. 
Браун засуетился.
- Надо стресс снять, - кабан навалился на Колбаскину сверху и мощно покрыл. 

 

ГЛАВА 32
В КОТОРОЙ ЗЕБРА КАЩЕНКО ДАЕТ ЗАДАНИЕ КРОКОДИЛУ


Насладившись свиньей, Кузнецов полез купаться. Он заплыл на середину водоема и долго там нырял за ракушками. Кузнецов так увлекся, что не заметил, как на поляну вышла банда зебры Кащенко. Сначала Кащенко не заметила кабана, а заметила только Брауна с компанией и петуха со свиньей. Кащенко надавала всем, кроме последних, по мозгам, и только тут увидела в водоеме Кузнецова. 
- Игого! - удивилась зебра. - А я думала, что он со слоном драться побежал.
- Вот зря вы так, не разобравшись, - сказал медведь, трогая на голове шишку. - Мы вам свинью несли, а вы нам по мордам! Эх!..
- Мы ее у слона для вас украли специально, - Петрович надел на нос разбитые очки.
- И еще петуха вашего, - сказала Зверчук с ветки. 
- Игого! - удивилась зебра еще больше. - А этот кабан что тут плавает?
- А он у нас хотел свинью отобрать, чтобы вам не досталось, - объяснил Кутузов, который успел перелететь на дерево.
- Так я и знала! Утопить его что ли?.. Эй, Полботинкин, откуси ему яйца под водой, чтоб тебя никто не видел. И нас догоняй!
Звери захватили свинью с петухом и поскакали обратно.
Крокодил спрыгнул в воду. 

 

ГЛАВА 33
В КОТОРОЙ КРОКОДИЛ ПОЛБОТИНКИН ИДЕТ КО ДНУ


Кузнецов нырнул и увидел на дне очень красивую ракушку. Но в этом месте было так глубоко, что пришлось изо всех сил грести копытами. Кузнецов был так увлечен, что не заметил, как сзади к нему подплыл Полботинкин и открыл пасть, полную острых зубов. Кузнецов дернул ногой, заехал Полботинкину по морде, и оглоушенный крокодил пошел на дно. Кузнецов схватил ракушку и вынырнул счастливый. Подарю свинье, - подумал он. - Пусть считает, что я ей оказываю внимание! - и погреб к берегу.
Он выбежал на поляну, отряхнулся, и тут гигантская тень накрыла его сверху. Перед ним стоял и тяжело дышал слон Носов, агрессивно раскачивая хоботом из стороны в сторону. 
Кабан попятился.
Носов поймал его хоботом за живот, поднял над землей и протрубил:
- Говори, где Роза Петровна! А не то я тебя стукну об дерево! - Он раскачал кабана.
Кузнецов посмотрел на дерево и вниз. Ему стало страшно. И еще он увидел, что на поляне, кроме слона никого нет. Все животные пропали.
- Пусти, брат! - закричал кабан. - Это не я! Это Браун твою свинью украл! Ты же знаешь, что я сам сюда только что прилетел! У меня алиби! Я прилетел и купался, чтоб в себя прийти! А медведь со своими твою свинью собирались жарить! 
Пока Кузнецов оправдывался, на поляну выбежали осел Баратынский и страус Пиноккио. 
- Где петька?! - Страус подпрыгнул и ущипнул Кузнецова за задницу.
- Хрюй! - кабан дернулся. - Там же, где и свинья! Не знаю где!
- Куак! - квакнула с листа кувшинки Пузыревич. - Свинью и петуха утащила зебра Кащенко. А кабан, между прочим, хоть и только что прилетел, а уже успел свинью покрыть! Куак! 
Носов побагровел, размахнулся хоботом и сразу врезал кабаном об дерево. Кузнецов упал внизу вверх копытами.
— Бежим за ними! - крикнул слон и побежал, ломая кусты. 
Пиноккио подпрыгнул и нырнул в кусты за слоном.
— Иа! Меня забыли! - Баратынский побежал за однополчанами, но зацепился за колючки и застрял. А когда отцепился, слон и страус были уже далеко. - Иа! Иа! Иа! Подождите! - осел поскакал.

    Вернуться к оглавлению