Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 34
В КОТОРОЙ ШАКАЛ ВИТЯ СНОВА ЛЕТАЕТ

Слон Носов бежал изо всех сил. Он сильно боялся не успеть. Вдруг, он опоздает, и его возлюбленная умрет в копытах этой полосатой рецидивистки Кащенко! Нет! Слон не перенесет этого! Он сначала отомстит, а потом повесится! Зачем жить, когда рядом нет любимой?! Дерево слева, куст справа, дерево справа, дерево слева, куст, дерево, пенек, ррраз! перепрыгнул, дерево слева, раз! обошел, дерево прямо, раз! обошел, раз! обошел, говно прямо, раз! не наступил, ну и куча, это мое, раз! дерево справа, раз! яма, раз! нора, раз! перепрыгнул, червяк Свистунов высунулся, привет, брат! Торчишь? Ушел под землю, два дерева прямо, между ? щель, раз! Чей это хвост! Ррраз!
Слон не успел увернуться и вошел точно между двух деревьев, выбив лбом шакала Витю. Витя вылетел, как пробка из бутылки шампанского, и улетел в кусты. Деревья с треском повалились по бокам слона. Носов по инерции проехал на животе еще несколько метров и остановился. 
Сзади Носову в жопу влетел Пиноккио. Слон не понял, кто это влез к нему в жопу и ударил на всякий случай хвостом. Но не попал. Хвост у слона не самое сильное место. Самые сильные места у слона - хобот и бивни. Но хоботом и бивнями Носов не мог дотянуться до своей задницы. Вот если бы он был такой же гибкий как удав, тогда смог бы, и загнал бы тогда страуса к себе в задницу по самые пятки. Но если бы слон был удавом, тогда бы у него не было хобота и бивней. 
Страус уперся слону в задницу ногами и выдернул из нее голову. В принципе, для страуса обычное дело прятать голову. Но на этот раз он спрятал ее уж как-то слишком оригинально.
Пиноккио помотал головой, стряхивая с нее все лишнее, повернулся, увидел поваленные деревья и сказал:
- Никогда уже между этими деревьями никто не застрянет!
Впереди из кустов послышался стон.
Носов поднялся и пошел посмотреть. В кустах лежал на спине шакал Витя. Зад у шакала сильно распух. 
— Так это, оказывается, я тебя выбил из плена? 
— Меня, - Витя кивнул ушами.
— Ммм, - слон осмотрел шакала. - Кажется, я тебе таз вывихнул... Потерпи, брат Витя. - Носов взял хоботом Витю за ноги и дернул.
Шакал взвыл. Но задница у него встала на место.
— Ты не видел, куда побежала зебра? - спросил слон.
— К себе побежала, - сказал шакал.
— Я так и думал.
— Ты мне, Носов, как брат теперь, - сказал Витя. - Если чего надо, не стесняйся, - и затрусил к водоему, мочить задницу.
— Бежим, страус! - скомандовал Носов и побежал дальше.

 

 

ГЛАВА 35
В КОТОРОЙ МИРОМ ПРАВЯТ ОСЛЫ 


Слон прибежал вовремя. На поляне, где обосновалась шайка зебры Кащенко, уже развели огромный костер. Свинью Розу Петровну, привязали к палке, натерли чесноком и специями, запихнули ей в зад морковку, и в рот тоже. Петуха Моисеева уже наполовину ощипали. У него только шея в перьях осталась. Вокруг жертв танцевали бандиты. Кенгуру Бутылкина прыгала с зайцем Динамо. Динамо растопырил уши и держался за края сумки, чтоб не выскочить. За кенгуру катился ежик Наколкин весь в листьях. 
— Заколю! - шипел он.
Гадюка Веревкина сильно виляла. 
Белка Упырхликова подкидывала на лапе грецкий орех и целилась им петуху в голову.
Лось Филипп прыгал на задних ногах, пытаясь вытащить у свиньи из зада морковку, чтобы пристроиться. Но другие звери его отгоняли.
— Гады! Дайте мне ее отдрючить! - орал лось. - Я ж все равно ее есть не буду! Будьте животными!
Зебра Кащенко сидела на бугре и следила за базаром. Вокруг нее летала Дерьмонюхина.
— Пусть попробует, - разрешила зебра.
Филипп обрадовался, вытащил у Колбаскиной морковку и вставил ей.
Когда Носов все это увидел, у него перехватило дыхание, как будто ему хобот завязали узлом. Он больше не мог контролировать себя насчет бешенства, он выскочил на поляну и начал всех месить. Он ударил Бутылкину хоботом сверху, кенгуру повалилась на бок и у нее из сумки выкатился ее сожитель заяц Динамо. Динамо вскочил на ноги и быстро-быстро поскакал вперед, но и он не ушел от длинного хобота. Хобот Носова ходил направо-налево, сметая все на своем пути. Сзади орудовал Пиноккио, доделывая то, что не доделал слон. Страус схватил клювом гадюку, раскрутил и зашвырнул змею на дерево. Рядом с гадюкой в ствол воткнулся ежик Наколкин. Это Носов пнул его ногой, как мячик. Пиноккио поймал белку Упырхликову, оторвал ей хвост, а белку зашвырнул в дупло к филину Вафлину. Белка упала Вафлину на спину, и напомнила ученому филину попугая Кагановича. Из дупла Упырхликова вылетела, как салют победы, и повисла на ветке.
Один лось Филипп ничего не замечал, так он был увлечен свиньей. Носов схватил насильника хоботом за рога, поднял повыше и врезал лосем об землю. У Филиппа отломились рога. Лось вскочил и побежал прочь. Вслед ему полетели его же собственные рога. По иронии судьбы, его рога воткнулись лосю в жопу. 
Зебра Кащенко попыталась удрать, но страус Пиноккио вовремя прыгнул ей на спину и клюнул в голову. Зебра упала. 
Слон огляделся по сторонам, вытер хоботом лоб и сказал: 
— Роза Петровна, вы свободны!
— Мммм! - замычала Колбаскина.
Слон осторожно вытащил у нее изо рта морковку и хотел уже переставить ее свинье в попку, но вовремя спохватился и съел ее. 
— Почему вас так долго не было? - спросила свинья капризным голосом. - Из-за вас я вынуждена была терпеть такие издевательства! Вы ненадежный слон! Я в вас ошибалась!
— Простите меня, Роза Петровна, - Носов опустил голову. - Если вы захотите, я буду вас охранять всю жизнь и никуда больше не отойду. 
— Ну что ж, я попробую вам поверить в последний раз. 
Пиноккио сидел с Моисеевым под кустом.
— Ничего, петруша, - он обмотад петушиную шею хвостом белки Упырхликовой, - перья отрастут...
На поляну вышел осел Баратынский. Он увидел поверженных животных и сказал:
— Иа! Я же говорил, что ослы будут править миром! Иа!

 

ЭПИЛОГ

Теперь в лесу все по-другому. Нет уже больше банды "Драконы из пещер". Да и банды "Вампиры из джунглей" тоже нет. Теперь в лесу орудуют другие банды. Банда "Знаменитые Ослы", которой руководит крестный осел Баратынский, и банда "Красные Петухи", которой руководят страус Пиноккио и его бой-френд петух Моисеев. И та, и другая банда имеют сомнительные репутации. 
Еще в лесу остались просто звери, которым живется так же нелегко, как и раньше. 
Медведь Браун, воробей Кутузов и верблюд Петрович зарабатывают музыкой. Они играют на полянах. Вокалистом у них Браун, потому что мартышка Зверчук ушла жить в старый город к Бабаяну в жены.
Кенгуру Бутылкина завела себе еще одного сожителя хомяка Борю. Сначала Боря и Динамо никак не могли поладить, и дрались в сумке, но потом подружились и теперь вместе гоняют кенгуру за бухлом. 
Дерьмонюхина умерла. У мух короткая жизнь. Но зато она оставила после себя двести личинок, из них вылупилось сто восемьдесят сыновей и дочек, которые всех достали.
После битвы зебра Кащенко очнулась и пошла к водоему, подержать в воде голову. Там она встретила кабана Кузнецова. Кабан сидел под деревом и грустил. Зебра все пыталась подойти к Кузнецову сзади и посмотреть, откусил ли ему Полботинкин яйца. Но оказалось, что кабан грустил не из-за этого. Кузнецов и Кащенко помирились и ушли жить в другой лес к брату Кузнецова Краковскому, потому что понимали, что здесь у них уже никогда не будет такого авторитета. С ними ушел и шакал Витя. Сбылась его мечта. Витя стал правой рукой Кузнецова и работает у него телохранителем вместо бегемота Жаботинского.
Бегемот решил завязать с опасной работой. Он устроился на речку спасателем, вместе с Пузыревич. Когда кто-нибудь из зверей тонет, Жаботинский надувает Пузыревич и бросает утопающему. Комар Децл наколол бегемоту на лбу новую татуировку SOS.
Попугаю Кагановичу хозяева купили большую клетку с зеркалом и самку Риту. Он вполне доволен своей новой жизнью. Теперь в каждом деревенском доме живет по попугайчику. 
Слон Носов с Колбаскиной ушли жить в деревню. Людям понравилось животное слон за то, что он в таком весе, и может таскать бревна. Слон со свиньей счастливо прожили до осени. А к осени Колбаскина нагуляла вес и покинула этот мир в полной гармонии с понятиями, по которым жила. Носов остался жить в деревне, потому что здесь все напоминает ему про Розу Петровну и про самые счастливые дни в его жизни.

Вот и всё.

03.04.-30.05.2000

    Вернуться к оглавлению