Вернуться к оглавлению

ГЛАВА 8
В КОТОРОЙ СВИНЬЯ КОЛБАСКИНА ОБЪЯСНЯЕТ СЛОНУ НОСОВУ РАЗНИЦУ МЕЖДУ ДОМАШНИМИ И ДИКИМИ ЖИВОТНЫМИ

Последним узнал про Розу Петровну Колбаскину слон Носов. Слон не был членом ни одной банды. Все звери с детства были поставлены в дикие лесные социальные условия, когда хочешь, не хочешь, а приходилось вступать в преступную группировку, чтобы тебя не съели. А слон Носов, благодаря своим габаритам, мог не опасаться за жизнь, сохраняя при этом независимость. Банды, конечно же, пытались привлечь Носова чисто для веса. Кому же не охота иметь у себя такого монстра?! Но слон отказывался. Однажды кабан Кузнецов провалился в болото и его чуть не засосало. Хорошо, что рядом оказался Носов. Носов вытащил кабана хоботом, и Кузнецов назвал его братом, сказал, что отныне он его вечный должник и Носов может просить у него, что хочешь. Но Носов ничего не стал просить. Чего ему надо-то? У него и так все было - независимость, мудрость, и длинный хобот, которым он мог срывать с верхушек деревьев самые вкусные листья и плоды, и пить из глубин водоемов самую чистую и холодную воду. Ну что еще надо слону? Натура у Носова была добрая и справедливая. Никого из зверей слон зря не обижал. Только если увидит сверху, какую-нибудь несправедливость, сразу даст по голове хоботом и скажет: Больше так не делай! И лесные слухи слона тоже не интересовали. Поэтому и про Колбаскину он узнал последним.
Носов гулял, как обычно, по лесу, срывая с верхушек вкусные вещи и отправляя их к себе в рот, когда услышал внизу всхлипывания. Кого-то, блин, обидели... Кто-то внизу страдает... Он медленно опустил голову и увидел под кустом свинью Колбаскину. Колбаскина гадала на ромашке и всхлипывала, утирая пятачок лопухом. 
Носов влюбился с первого взгляда.
- Здравствуйте, - сказал он. - Я - слон Носов.
Увидев слона, Колбаскина моментально перестала плакать и отодвинулась подальше в кусты. 
- Не бойтесь, я вас не обижу... Кто вас обидел?
- Я - свинья Роза Колбаскина из деревни, - свинья вздохнула. - Меня никто особенно не обижает. Только я очень скучаю по дому, потому что я очень привыкла к тем условиям, а к этим диким условиям я привыкнуть никак не могу. Я домашнее животное, а у домашних животных все по-другому. Разница между домашними и дикими животными такая большая...
- Какая же между ними разница? - спросил Носов, который любил узнавать все новое. 
- Домашние животные служат человеку. Он их разводит, заботится о них и ухаживает за ними. А потом их кушает. Это очень по справедливости.
- Как же это? - удивился Носов. - Что же тут справедливого? Это же ужасно!
- Не ужасно, а прекрасно покидать этот мир, достигнув наибольшего в нем веса! Вы достигаете наивысшей точки, не знаете старости и связанных с нею проблем. 
- Интересно, - Носов задумался. Он почесал хоботом за ухом и спросил. - А еще чем-нибудь отличаются домашние животные?
- Селекцией, - Колбаскина положила на землю ромашку и показала слону бедро. - Видели вы у кого-нибудь в лесу такую ножку? 
Слон помотал головой с хоботом.
- Еще бы! Потому что я являюсь результатом селекции! Это здесь в лесу все спариваются без всякого высшего смысла и производят низкокачественное потомство! А вот чтобы меня, например, произвести, специально выписывали из другой страны породистого хряка Рональдо Грильмаса, чтобы он покрыл мою породистую маму Звезду Востока! И знаете, сколько в моей маме было тогда килограмм?
- Сколько? - спросил Носов.
- Пятьсот килограмм!
Ого! Ничего себе! - сказал Носов из вежливости, хотя, сами понимаете, для слона это была не цифра, конечно.
- Я спала в теплом сарае, ела из корыта хозяйские объедки, общалась с культурными животными - с гусем Лапкиным, с козой Кошелкиной, с бараном Родригесом, с коровой Зыкиной, с овцой Репиной, с собакой Павловой и с кошкой Сарафановой, с курицами и их петухом Моисеевым, интеллигентнее которого, я вообще никого не знаю... Вечерами мы собирались во дворе и беседовали о культурных событиях. Моисеев рассказывал нам, что есть на земле город. Город, это такое место, где все культурно и очень красиво. Там такие высокие дома, на которые не может залететь ни один петух!
- Кажется, я знаю, про что вы говорите. У нас в лесу есть такое место. Когда-то давно, когда мой дедушка слон Хоботович топтал эту землю, в том месте жили люди. А теперь там живут бандерлоги. Мартышка Зверчук оттуда. Если хотите, я могу вас туда отвезти.
- Хрюй! - Колбаскина вскочила радостная на ноги, но тут же опять погрустнела и села под куст. - Хрюуууй, - она опустила голову на грудь. - Нет, ничего не получится...
- Но почему же?! - протрубил слон.
- Я боюсь кабана Кузнецова... Он заявил на меня права... Он говорит, что я его свинья для персонального покрытия. Он запретил мне уходить с поляны...
- Кузнецов мой брат, - сказал Носов. - Мы с ним договоримся.
- Правда? - Колбаскина перестала всхрюкивать.
- Да, - слон кивнул головой с хоботом.
- Мне кажется, что вы хороший мужчина... Надежный слон...
- Носову стало очень приятно от таких слов. Он маленько порозовел и его большое сердце застучало в груди немного побыстрее.
- Давайте, я вас отвезу, куда и собирался, - он присел на одно колено и протянул свинье свой хобот.
- Вы хотите, чтобы я поехала на вас верхом?
- Мне бы это было очень приятно.
- Хрю-хрю! Как это романтично! Я еще никогда ни на ком не ездила! - Колбаскина села на хобот, как на качели, и слон перенес ее на спину. - Хрюй! Как на качелях! У меня кружится голова! Хрюй! Я боюсь!
- Держитесь, пожалуйста, покрепче за мои уши! Вам удобно?
- Удобно.
Слон поехал. По дороге в город слон срывал хоботом самые вкусные плоды и листья с макушек деревьев и вручал их Колбаскиной. Колбаскина ела, похрюкивая, и вертела головой. Ей было необычно смотреть на все сверху вниз. 
- Вы такой бесстрашный слон! Вы все время смотрите с такой высоты и не боитесь упасть! А вот я, не успела немного на вас посидеть, как ужасно испугалась. Только и успокаивает то, что подо мной меня поддерживает такой большой и надежный во всех отношениях мужчина, который может не только защитить женщину, но, - она откусила от лесного яблока, - но и... хрум-хрум... обеспечить достойное времяпровождение... Хрум-хрум... Некоторые не понимают, что для женщин главное не интимная близость... хотя это, конечно же, тоже важно... Хрум-хрум... Но важнее для женщины - внимание... А ваш... хрум-хрум... извините меня, брат только о себе думает... Налетит... хрум, - свинья доела огрызок и выплюнула со слона косточки, - покроет, и давай на гитаре бренькать!.. Я, конечно, не против музыки, потому что музыка повышает аппетит и обеспечивает прибавление веса... Но вот если бы он сказал мне: Роза, давайте я сыграю вам серенаду!.. Вот я бы тогда послушала. А то сядет и играет для своего собственного развлечения всякую ерунду... Кабаны, кабаны, не носите штаны... 
Носову вдруг срочно захотелось по большому. Но было как-то неудобно заниматься этим при Розе. Первое, как никак, свидание. Однако с каждым шагом терпеть становилось все труднее и труднее.
Наверное, я что-то не то съел с дерева, - думал Носов. - Вот незадача! Прихватило в самый неподходящий момент. Что же мне делать? Предложить Розе подождать меня, пока я схожу в кусты - как-то неудобно для первого свидания... Может быть мне сделать это на ходу, потому что Роза смотрит вперед и, скорее всего, ничего не заметит...Главное, не наделать шума... Значит, нужно параллельно будет с Розой разговаривать или потрубить какую-нибудь мелодию...
Носов понатужился и спросил:
- Вас не укачало?
- Нет! Мне здесь прекрасно!
- Хотите, я вам музыку поиграю?
- Серенаду?
- Да...
- Хрюй! Как это романтично! - Роза захлопала в ладоши.
Носов поднял хобот и оглушительно затрубил.
- Ту-ру-ру! Ту-ру-ту-ту! Тру-ту-ту!... Ту-ру-ру-ру!... Вам нравится?..
- Это джаз?
Носов не знал, что такое джаз, но кивнул, напрягся и снова затрубил. 
- Ту-ту-ру, ту-ру-ту-ту-ру-ту-ту-ру! Вам какие больше песни нравятся - медленные или быстрые?
- Мне больше всего про любовь нравятся! У нас в деревне петух Моисеев хорошо пел про любовь, - Колбаскина набрала воздуха и спела. - Ку-ка-ре-ку, ку-ка-ре-ку/ Как жить непросто петуху/ Ах, жить бы мне в И-спании/ Не думать о питании-иии/ У петухов в Италии-и-и-и/ Большие генитали-и-и...
Носов подыграл Колбаскиной на хоботе.
- Что такое гениталии? - спросил он.
- Заграничные костюмы.
- Ту-ту-ру!.. Пыррр!.. Ту-ту-ру!..
- Чем-то запахло, - свинья подвигала пятачком. - Фу!
- Да... действительно чем-то пахнет нехорошо, - Носов сорвал лист гигантского фикуса и принялся им обмахивать Колбаскину.
- Уже не пахнет, - сказала Колбаскина через пять минут. 
Носов завернул хобот за спину, подтерся листом фикуса и выкинул его назад.
- Товарищ Носов, - попросила сверху Колбаскина, - остановите, пожалуйста, я по большому захотела.
Вот это женщина, - подумал слон, вставая на колено. - Какая она смелая и непосредственная! Не то, что я...

 

ГЛАВА 9
В КОТОРОЙ ШАКАЛ ВИТЯ ВЛЯПАЛСЯ


Шакал Витя шел за слоном по пятам. Он первым увидел, что слон украл женщину его шефа кабана, и обрадовался. Он решил проследить за Носовым, и доложить Кузнецову, куда делась его Колбаскина. Кузнецов тогда поймет, какой Витя нужный зверь и будет им дорожить. Такие приятные мысли думал шакал Витя, пока не вляпался в слоновью лепешку и не увяз в ней сразу по пояс. 
Витя задергался, пытаясь вылезти, но дерьмо было такое вязкое и так крепко удерживало шакала. Он не на шутку перепугался, что останется тут навсегда. Витя начал делать поступательные движения бедрами и разгребать впереди лапами. Брызги летели в разные стороны, попадая шакалу в глаза, в нос и в уши... Наконец Вите удалось вылезти из кучи по уши в дерьме. 
Ни о какой слежке больше речи быть не могло. Впрочем, Витя и так уже знал, что слон со свиньей пошли в старый город.
Шакал отряхнулся и побежал к кабану. За ним летела муха Дерьмонюхина. Но шакал ее не заметил.

 

ГЛАВА 10
В КОТОРОЙ СЛОН НОСОВ СДУВАЕТ ПУЗЫРЕВИЧ


Воробей Кутузов отвязал привязанную к колышку надутую лягушку Пузыревич. Пузыревич, медленно вращаясь, отплыла от берега. Воробей перепрыгнул на нее, лег на спину, заложил крылья за голову, и стал думать, что когда они прикончат свинью, он продаст свою долю мяса кому-нибудь, и полетит в Сочи, где столько всего. Он будет жить там, как король, на пляже в урне. Он будет есть кукурузу с солью, виноград и сладкую вату. Он снимет себе самую грудастую и хвостатую местную проститутку и будет ее гонять...
- Эй, Кутузов, ты что делаешь?!
Воробей открыл единственный глаз и увидел болтающийся над ним хобот. Он понял, что дело принимает нехороший оборот и надо срочно линять.
- Ты зачем Пузыревич надул? - спросил Носов. 
- Она сама надулась, - воробей сплюнул сквозь зубы. 
- А вот мы сейчас у нее спросим, - Носов сбил Кутузова хоботом с лягушки, и воробей едва не свалился в воду.
- Ты чего, слон?! Думаешь, большой и тебе все можно?! - Кутузов отлетел подальше и вытащил бритву. И тут он заметил на слоне Колбаскину. Он понял, что поездка в Сочи накрылась. Слон их опередил!
Носов, тем временем, вытащил у Пузыревич пробку.
- Пш-ш-ш-ш!
Слон положил лягушку на землю и легонько надавил на нее ногой.
- Пш-ш-ш-ш!
Сдутая Пузыревич дернулась и перевернулась на живот.
- Кто тебя надул? - спросил Носов.
- Воробей Кутузов! Хулиган!
- Понятно. Ну, плыви, зеленая.
- Спасибо, Носов! Ква! Теперь ты мне, как брат! Если чего надо - не стесняйся! - Пузыревич прыгнула в воду и исчезла в глубине.
- А тебя я поймаю, - Носов погрозил воробью хоботом, - и, блин, хоботом-то припечатаю, чтобы больше так не делал!
- Я тебе хобот отрежу! Чирик-кирдык! Дылда! - Кутузов махнул бритвой и полетел к своим друзьям - медведю, верблюду и мартышке, рассказать, что слон украл у них свинью.

Вернуться к оглавлению